Почему сносят исторические и культурные памятники и как это предотвратить?

Разбираемся вместе с замминистра культуры, представителем Госкомтуризма, Натальей Мусиной и Бобуром Исмоиловым.

26 октября Insider.uz сообщил о сносе мавзолея Шамун Наби в Каракалпакстане. Днем позже редакция Citizen обнародовала планы Риштанского районного хокимията частично снести мастерскую известного керамиста Рустама Усманова. 30 октября Министерство культуры заявило, что снос мавзолея — вынужденная мера, спасшая сооружение от разрушения. Однако 1 ноября Министерство культуры собрало пресс-конференцию, на которой слухи о сносе Шамун Наби были опровергнуты.

Редакция Citizen проконсультировалась с начальником Управления методологии сферы туризма Госкомтуризма Риммой Солодовниковой, заместителем министра культуры Камолой Акиловой, искусствоведом Натальей Мусиной и художником Бобуром Исмоиловым о трагедии мавзолея в Каракалпакстане и важности сохранить мастерскую Рустама Усманова.

Citizen: Как вы считаете, какую историческую ценность несет мастерская Рустама Усманова? Стоит ли ее сносить?

Камола Акилова: Рустам Усманов — один из лучших мастеров-керамистов Риштана. Его мастерская демонстрирует не только изготовление традиционной керамической посуды, но и укоренившийся узбекский быт. Его красиво оформленный дом вводит гостей в атмосферу нашей культуры. Такой образ мастерской важен для сохранения традиций Узбекистана и для туризма. Мастерскую необходимо сохранить. Потому что историческая ценность дома определяется значительным вкладом Рустама Усманова в историю Узбекистана.

Римма Солодовникова: Керамика занимает особое место среди многочисленных художественных промыслов Узбекистана как самое древнее и востребованное из сохранившихся в стране ремесел. В 1997 году Рустам Усманов создал в своем доме открытый музей-мастерскую, в котором, помимо собственных изделий, представил старинную коллекцию керамики Риштана, датируемую IX-XIV столетиями.

Музей-мастерская Рустама Усманова имеет большую значимость с точки зрения историко-познавательного туризма в Узбекистане. У иностранных и региональных туристов знакомство с мастерской вызывает интерес не только как художественный промысел. Гастрономические особенности страны также пробуждают любопытство, так как керамическая посуда повсеместно используется в повседневном обиходе.

Госкомтуризм обратился с запросом к Ферганскому хокимияту, в котором выразил озабоченность сохранностью объекта, ведь мастерская Рустама Усманова служит пропаганде культурного наследия республики и включена в маршруты многих гидов и туроператоров.

Citizen: Многие туроператоры и туристы жалуются на потерю исконного образа исторических регионов страны. Существует ли какая-нибудь электронная платформа, где люди могут оставлять свои впечатления после реконструкции исторических зданий?

Камола Акилова: За 25 лет независимости система сохранения культурного наследия разрушена. В 90-е годы расформирован научно-исследовательский проектный институт, многие опытные реставраторы покинули страну. Современные реставраторы трудоустроены в частных фирмах, далеких от тонкостей профессии. Случалось, что памятники необоснованно сносились, исторические части города застраивались. Исторический образ городов страдал. Стоит отметить, что ЮНЕСКО приветствует не реконструкцию, не реставрацию, а прежде всего консервацию. То есть в приоритете сохранить первозданность. Культурное и историческое наследие Узбекистана пострадало от развития бизнеса, потому что законодательная база в защите наследия не была завершена. Сегодня мы видим проблемы, которые стали результатом прошлых лет. Электронной базы для высказывания мнений туристов пока нет, но это хорошая идея, своего рода общественный контроль. Ее можно реализовать.

Римма Солодовникова: Для изучения мнения туристов запланировано внедрение электронной программы «Click smile», которая позволит проводить мониторинг удовлетворенности туристов услугами в реальном времени, в конкретной точке и в момент получения услуг.

С помощью программы посетители смогут оценить не только качество услуг, но и сохранность объектов исторического наследия. По результатам такой оценки может быть направлена информация в соответствующие органы о состоянии объекта и ходе выполнения работ по благоустройству.

Сегодня мнение может быть направлено на почту Госкомтуризма info@uzbektourism.uz, высказано по телефону доверия 8371 200-00-88 или по короткому номеру «горячей линии» 1163. Нами постоянно ведется мониторинг обращений, жалоб, предложений, а также публикаций о деятельности субъектов туристской сферы и Комитета в социальных сетях и СМИ. По итогам принимаются необходимые меры и направляются предложения в другие компетентные государственные органы.

Камола Акилова

Заместитель министра культуры

В настоящее время создается государственный институт реставрации, изучается опыт других стран. Закон о наследии и археологии находится на этапе доработки. Идет инвентаризация объектов наследия, сотрудничество с экспертами ЮНЕСКО. Строительство и реставрация на территории ЮНЕСКО приостановлены, так как требуется консультация и согласие организации.

 

Citizen: Как вы считаете, с какой целью туристы приезжают в Узбекистан? Уместно ли преобразовывать облик страны до лоска, стирая нашу аутентичность? К чему это приведет?

Камола Акилова: Ошибка пытаться навести внешний лоск, построить новое здание вместо сохранения аутентичности. Небольшая исконно историческая и подлинная часть сохранившегося здания несравненно ценнее новодела. В настоящее время создается государственный институт реставрации, изучается опыт других стран. Закон о наследии и археологии находится на этапе доработки. Идет инвентаризация объектов наследия, сотрудничество с экспертами ЮНЕСКО. Строительство и реставрация на территории ЮНЕСКО приостановлены, так как требуется консультация и согласие организации. Для рассмотрения перспективных проектов при ГлавНПУ создан методсовет. Спустя время мы получим положительные результаты.

Римма Солодовникова: Аутентичность архитектурных памятников прежде всего интересна всем туристам. В целом культурно-познавательный туризм — самый распространенный вид путешествий, целью которых является приобщение к культуре, истории и художественному наследию страны.

Анкетирование туристов в июне 2018 года показало, что 77,5 % путешественников из Европы и 72,2 % путешественников из Азиатско-Тихоокеанского региона посетили музеи, галереи и архитектурные памятники. К сожалению, объекты культуры не сохраняют свой первозданный вид, что вызывает тревогу не только у искусствоведов, научных работников, специалистов Госкомтуризма, но и у туроператов, так как с утратой исторической ценности объекта снижается интерес к турам по регионам, особенно у иностранцев.

Citizen: Сеть рвется от возмущений, вызванных сносом мавзолея Шамун Наби (Нукус, Каракалпакстан). Как вы можете прокомментировать это событие? Зачем вместо оригинальной постройки возведен новый прототип?

Римма Солодовникова: Как известно, ежегодно Министерством культуры формируется перечень объектов культурного наследия для проведения реставрационных и благоустроительных работ, который вносится на рассмотрение и утверждение в Министерство финансов республики.

Так, согласно пункту 8 «Программы мер по дальнейшему улучшению жизненного уровня населения, социально-экономического развития территорий Республики Каракалпакстан», утвержденной постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан № 15 от 17 января 2017 г., было поручено выполнить благоустройство и реконструкцию мавзолеев Хаким-ота-Сулейман-Бакиргани и Бурахон-ота в Муйнакском районе, мавзолеев Назлумхан Сулув, Шамун Наби, Ахимбет-бакши в комплексе Миздакхон на сумму 1,2 млрд сумов.

Каким образом были выполнена эта работа, была ли необходимость сноса памятника, в настоящее время проверяют органы прокуратуры.

Со своей стороны Госкомтуризм постоянно участвует в мероприятиях, направленных на сохранение культурного наследия, обучение и подготовку специалистов.

Например, 13–17 августа 2018 года Госкомтуризмом при поддержке Центра по Управлению рисками стихийных бедствий Всемирного банка в Токио был организован недельный семинар в рамках Программы устойчивого культурного наследия и туризма в поддержку запланированного проекта по интегрированному развитию городов среднего размера в Узбекистане.

В рамках данного семинара сотрудники соответствующих органов обучались способам выявления рисков на объектах культурного наследия, управлению объектами культурного наследия, туризмом, работе при стихийных бедствиях, разработке региональной стратегии понимания туристических потоков, уязвимости культурного наследия и необходимых инвестиций.

Citizen: Существует ли ресурс, в котором вопрос реконструкции исторических сооружений выставлялся бы на всеобщее голосование?

Камола Акилова: Общественный контроль осуществляется в социальных сетях и общественных советах в исторических регионах. Проекты реконструкций и реставраций объектов можно будет выставлять на сайте Министерства культуры Узбекистана и института реставрации, когда вуз будет открыт.

Римма Солодовникова: Уже существуют различные электронные системы изучения общественного мнения, так, например, под мониторингом Института проблем законодательства и парламентских исследований при Олий Мажлисе Республики Узбекистан запущена платформа, где можно создавать коллективные обращения.

В целях изучения и оперативного реагирования обращений в защиту памятников культуры от имени населения, туристов и турагентств совместно с другими организациями Госкомтуризм готов участвовать в частичном финансировании отдельной платформы, если будет такая необходимость.

Надо отметить, что общественное мнение, полученное путем всеобщего голосования, может расходиться с истинным положением дел на конкретном объекте культурного наследия. Поэтому каждый объект требует тщательного мониторинга не только со стороны общественности, но прежде всего со стороны специалистов, в том числе зарубежных. По имеющимся сведениям, в августе 2018 года создана такая рабочая группа Министерства культуры республики.

Полагаем, что для населения, проживающего в районах объектов культурного наследия, необходима специальная программа государственной финансовой поддержки, направленная на активизацию заинтересованности жителей в сохранении таких объектов, а также получении дополнительных доходов от туристской деятельности.

Citizen: На пресс-конференции по сносу Шамун Наби пресса почти не присутствовала. О чем шла речь?

Камола Акилова: Проект реставрации мавзолея был разработан УП «Мерос чашмаси» в прошлом году. Прежний руководитель ГлавНПУ Ш. Зоиров утвердил документ, который не предполагал снос и реконструкцию. Подрядчиком выступило ООО «Эл-таъмирлаш». Разрешение на облицовку Министерство культуры не давало.

Эксперты уже выехали на место для проведения дополнительного расследования, необходимого для поиска ответственных лиц. Мы выступаем за консервацию памятников, профессиональную реставрацию, проведение тренингов и семинаров, сотрудничество с зарубежными специалистами. Внесен проект постановления президента об охране материального культурного наследия.

3 ноября эксперт ИКОМОС (Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест — прим. ред.) Кристина Иаманди прибудет в Узбекистан для ознакомления с проблемами исторического наследия в Шахрисабзе, Самарканде и Бухаре. Госпожа Иаманди проведет тренинги, даст рекомендации. 9–12 ноября планируется проведение международной конференции «Актуальные проблемы реставрации архитектурного наследия: теория и практика» с участием специалистов из Китая, Турции и стран Центральной Азии. Подобные встречи будут проводиться на регулярной основе.

Наталья Мусина

Искусствовед

У японцев есть такое звание «достояние нации». Вот наши риштанские мастера — это достояние нации. Если их не будет, нам всем грош цена... Узбекистан будут вспоминать по этим хивинским дверям XIX века, по риштанской керамике и вышивкам Мадины Касынбаевой. Если в стране не будет соли земли, которой считается интеллигенция, страна будет «невкусной».


Citizen: Чем чреват частичный снос дома Рустама Усманова в Риштане? Почему так важно сохранить мастерскую?

Наталья Мусина: В жизни к любому делу нужно подходить с умом. Проекты реконструкции и облагораживания хороши, но строительство должно обходить стороной некоторые объекты и учитывать среду и культуру. У японцев есть такое звание «достояние нации». Рустам Усманов, Алишер Назиров — это достояние узбекской нации. Их труд и вклад в культуру станут памятью следующих поколений. Узбекская культура будет иметь историческую ценность благодаря этим людям. Узбекистан будут вспоминать по этим хивинским дверям XIX века, по керамике Риштана, по вышивкам Мадины Касынбаевой. Интеллигенция, деятели искусства — это соль нашей земли, придающая нам уникальность.

Что такое вкус? Это брат близнец культуры. Два этих понятия всегда идут рука об руку, и отсутствие одного исключает наличие второго. Вкус тяжело воспитать, нельзя сказать, чтобы он всецело зависел от среды. Я могу это утверждать, потому что люди, с которыми я работаю и сотрудничаю, выросли в совершенно разных культурах, но у них одинаковый вкус. Плоды творчества наших узбекских мастеров приобретают очень образованные люди. Поэтому к культуре со вкусом нужно добавить третьего брата — образование. Я делаю выставки уже сорок лет, и когда я только начинала, мы делали аналитические исследования, анкеты: прикладное искусство любимо образованными и культурными людьми по всему миру. Это значит, что началом всего является образование.

Таких мастеров, как в Риштане, в мире можно перечесть по пальцам. Дом Рустама Усманова сам по себе произведение искусства.

— Как вы оцениваете строительный бум в стране, который мы сейчас видим? В чем его недостатки?

— Бум — это хорошо, когда проекты создаются с учетом культуры. Узбекская махалля нуждается в зданиях, гармонично вписывающихся в исконный облик улиц. Образ городов и отдельных кварталов изменяют на фоне грандиозного плана, утвержденного архитектором города. Я считаю, что в любом государственном органе должны быть должностные лица с образованием культуролога или искусствоведа, художники или скульпторы.

Около нашей Академии художеств стоят лошадки, чей стиль исполнения стал бы прекрасным украшением города. Ташкент и другие регионы страны должны украшать такие художники и скульпторы, как Бобур Исмоилов, Туляган Таджиходжаев и Азамат Хатамов.

— Какой должна быть реконструкция, чтобы сохранить облик Узбекистана? Как помочь жителям улучшить инфраструктуру регионов

— Конечно, инфраструктура должна сохраниться старинной, это ведь интересно. Во всех странах мира есть туристические зоны. Иностранному туристу хочется увидеть город, не похожий на его собственный. Если реконструкция городов будет произведена с учетом особенностей нашей архитектуры и национального колорита, мы сможем показать туристам другой интересный мир.

— Как вы считаете, как должна выглядеть реконструкция городов в Узбекистане? Что нужно учитывать в ходе грандиозного строительства, которое мы сейчас наблюдаем?

Бобур Исмаилов: Одним из многочисленных очевидных негативных результатов так называемого необдуманного "строительного бума" является угроза сноса дома Рустама Усманова. Натура художника крайне хрупкая, и очевидно, что настоящие художники, к коим можно смело причислить усто, и есть летописцы времени. Бесспорно, будущие поколения увидят эволюцию своего народа не по асфальтированным дорогам и бетонным мостам, которых в мире тысячи, а по уникальным творениям мастеров и художников. К сожалению, те чиновники, которые принимают такие опрометчивые решения, далеки от осознания важности сохранения культурного наследия. Строительство и развитие дорог и городов — это неизбежный процесс, но все можно делать осознанно, чему есть очевидные примеры во многих странах мира.

Париж — одна из мировых столиц, эпицентр экономического и культурного развития человечества. Поверьте, вы не найдете ни единого строительного крана в городе. Есть экономический и финансовый район недалеко от Парижа — известное место новостроек Дефанс. Или Дели, где объявлен мораторий на строительство, но есть город-спутник Гургаон, в котором можете увидеть огромное количество новостроек. Нам нужно осознать, что мы не строим и формируем наши города на пустом месте, не в степях и не с чистого листа. Мы расковыриваем не только наши многовековые города, мы уничтожаем этим свое наследие. Примеров вандализма сотни. К сожалению, большинство исчезло безвозвратно без войн и катаклизмов, а хладнокровно и собственноручно.

Это абсолютный показатель нашего сегодняшнего бездуховного поколения. Оно уже поставило себе памятник позора тем, что уничтожило и продолжает это делать с Шамун Наби, деревьями Ташкента, Самаркандом, Зангиатинским комплексом. Примеров сотни.

Что такое реставрация? Это не уничтожение, перестройка и покраска. Это сохранение. Под реставрацией у нас подразумевается, например, то, что было сделано в зангиатинском комплексе, где от первоисточника не осталось практически ничего. Считаю, что это полнейший вандализм. Таким маршрутом в ближайшее время мы быстро скатимся и уверуем в фальшивый мир придуманных и переписанных нами же страниц истории нашего народа.

Как говорил Станиславский: "Не верю!". Не хотелось бы, чтобы наши будущие поколения, глядя на все, что мы тут сейчас творим, цитировали слова великого режиссера.


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями