Как Узбекистан борется с ВИЧ

Подробный материал о ВИЧ с ЛЖВ, директором СПИД-центра, сотрудникам международной организации и другими экспертами о стигме, лечении и государстве

1 декабря — Международный день борьбы со СПИДом. С начала эпидемии болезнь унесла уже десятки миллионов жизней и затронула сотни миллионов человек. В этом году Узбекистан отмечает 25-летие службы по борьбе со СПИДом. По данным Республиканского центра по борьбе со СПИДом, на конец 2015 года в Узбекистане было зарегистрировано  32 743 пациента с диагнозом ВИЧ. Большую половину инфицированных составляют мужчины. Превалирующая часть людей с ВИЧ в нашей стране проживает в Ташкентской, Андижанской и Самаркандской областях.

Редакция Citizen побеседовала с людьми, вовлеченными в борьбу с ВИЧ, о стигме, лечении, помощи государства и международных доноров.

Каждый день мы пересекаемся с ВИЧ-положительными гражданами, тщательно скрывающими свой статус. Из-за низкого уровня осведомленности многие люди все еще считают ВИЧ-инфицированных опасными для общества субъектами. Однако ВИЧ передается лишь половым, вертикальным (от матери к ребенку во время родов и грудного вскармливания) и парентеральным (при инъекциях, переливании крови и т. д.) путями. О глобальной картине инфицирования вирусом иммунодефицита человека в Центральной Азии международная телекомпания Aljazeera сняла двадцатиминутный ролик. И, несмотря на то, что в репортаже речь об Узбекистане не идет, мы тоже находимся в группе риска.

В целях сохранения конфиденциальности имена ЛЖВ изменены

Муниса, 28 лет. Замужем.

Я узнала о своем диагнозе на 32-й неделе беременности. Естественно, первой реакцией стал испуг не за себя, а за ребенка. Вообще я знала, на что шла, выходя замуж за ВИЧ-инфицированного человека. Это большая любовь в моей жизни, диагноз не остановил и не испугал меня. Я счастлива в браке со своим любимым мужчиной, у нас здоровая дочь. Наверное, это и есть главное в жизни.

После того, как мне поставили диагноз, я стала внимательнее относиться к своему здоровью. Никаких сигарет и алкоголя, много фруктов, овощей, свежевыжатые соки. Лекарства на данный момент не пью. Дочке уже три месяца, она абсолютно здорова, мы недавно сдавали анализы, и нам разрешили делать прививки. Мне была изначально прописана АРВ-терапия, и я сразу стала принимать препараты, потому что мое состояние ухудшалось. Болело горло, несмотря на то, что было лето, постоянно кружилась голова — подорванный иммунитет давал о себе знать. Вообще, для проявления симптомов ВИЧ необходимо не менее трех лет. Сейчас, после родов, я уже не принимаю препараты.

Внимание! Останавливать прием препаратов опасно для жизни. Прекращение лечения приводит к СПИДу.

Говорят, что в настоящее время уже существует вакцина от ВИЧ. Я была удивлена, когда узнала, что ее делают представительницам древнейшей профессии, чтобы они не заразились. Мой врач говорит, что сейчас разрабатывают некий метод лечения, он будет проходить как химиотерапия и только совместно с приемом АРВ. Хоть это и неточно, но я очень надеюсь.

Некоторые врачи относятся к людям со статусом ВИЧ халатно и даже брезгливо. Врач, который должен был делать мне кесарево сечение, изначально отказалась меня принимать. Только после выговора заведующего мне сделали операцию. Также и в поликлинике врачи, увидев прикрепленные листы к моей анкете, нередко обижают словами. С обществом ничего не поделаешь, оно относилось и будет относиться к нам негативно. Я просто никому не говорю о своем статусе.

Я удивлена, что в городе так много людей с ВИЧ-инфекцией. В СПИД-центре, когда я сдавала анализы, было около 30 человек в очереди до меня. Много беременных. Государство обеспечивает ВИЧ-инфицированных лекарствами для АРВ-терапии, есть психологическая помощь больным, есть узкие специалисты. В принципе я могу трудоустроиться везде за исключением медицинской и военной сфер деятельности. Даже сфера общественного питания в горячем цеху открыта для нас.


Ольга, 27 лет. Не замужем

Диагноз ВИЧ стал для меня ударом: появились мысли о суициде, и до сих пор они все еще меня посещают. Но есть и положительные моменты: я стала по-настоящему ценить каждый счастливый момент своей жизни.

Государство полностью поддерживает меня в плане медицины, предоставляет все лекарства. Я очень благодарна за это. Но человеческий фактор никто не отменял... Сами врачи, работающие в СПИД-центре, остерегаются нас. При элементарном осмотре без контакта с кровью, если нужно прослушать сердце или легкие, врач надевает перчатки, демонстративно моет руки. Ощущение, что тебя касаются с брезгливостью.

Я живу полной жизнью, ни в чем себя не ограничивая. Лично я не ощущаю себя больной, не чувствую особых проблем со здоровьем. Меня больше смущает психологический, моральный фактор. Прогнозы — самые благоприятные, жить можно. Ну, конечно, нужно следить за здоровьем, правильно питаться, включать в рацион больше фруктов и овощей. Алкоголь — отдельная тема. Он вообще снижает иммунитет человека, поэтому пить его нежелательно. Но, если соблюдать меру, то почему бы и нет? Лично я не пью, поэтому меня это не трогает.

В интернете была информация, что кто-то где-то вылечился. Насколько это правда — неизвестно. На данный момент ВИЧ не лечится так, как хотелось бы. То есть таблетки и терапия только поддерживают иммунитет, не давая заболеть чем-то еще. Но полного излечения не обеспечивают. Можно только продлить свою активную здоровую жизнь.

Мои родители до сих пор не верят в мой диагноз. Мама уверена, что это врачебная ошибка, она просто отказалась в это верить. Папа же принял как данность: значит, такова судьба.

Со случаями ущемления прав я не сталкивалась за исключением тех же врачей, которые просто не умеют сохранять конфиденциальность информации. Такое ощущение, что они просто не в курсе, что существует закон о неразглашении информации. Это те, с кем сталкивалась я лично. Например, мои родители узнали о моем заболевании непосредственно от врачей, которые пришли ко мне в махаллю и стали расспрашивать родных обо мне. При том что я совершеннолетняя и могу сама ответить на все вопросы, приехать, заполнить анкеты. Естественно, без паники не обошлось.

Когда ставят на учет, проводят лекции о предохранении, здоровом образе жизни, правильном питании. Правда, был неприятный момент. Всех, кто встает на учет, в поликлинике заставляют писать расписку о том, что они не ведут активную половую жизнь. Это более чем странно. Меня это оскорбило, потому что у меня есть своя голова на плечах, я осознаю ответственность за себя и своих партнеров. Что мне больше всего понравилось — незамужним девушкам объясняют, что на этом жизнь не заканчивается, есть все шансы найти свою любовь, выйти замуж, создать семью. Даже если оба партнера ВИЧ-положительны, ребенок может родиться здоровым.

Я думаю, нужно больше освещать тему ВИЧ-инфицирования. Нельзя запугивать и говорить, что на этом жизнь закончится, что это смертельно и заразно. Во-первых, необходимо грамотно объяснять, откуда берется ВИЧ, как от него защититься, как себя уберечь. Но не в формате страшилок, а четко и доступно. Также нельзя делать из ВИЧ-инфицированных монстров, которые заражают всех вокруг. Я сама не знала, что это за заболевание, пока не столкнулась. К сожалению, нас не понимают, считают изгоями. Это больно.

Но с нами можно дружить, обниматься, есть с одной тарелки и даже целоваться! Единственное, чего мы не можем, — пожертвовать донорскую кровь. Мы не опасны! Мы можем работать с людьми, детьми и даже в заведениях общественного питания. Самое главное для нас — положительные эмоции, верные друзья рядом, поддержка. Это бесценно и действительно помогает продолжать жить. 

Citizen: Как в Узбекистане обстоят дела со СПИДом и ВИЧ? Много ли людей у нас инфицировано? Почему статистика заболеваемости в нашей стране секретная? Практикуется ли подобная политика в других странах?

Директор СПИД-центра Кахрамон Юлдашев: В настоящее время в Узбекистане распространение ВИЧ-инфекции находится на концентрированной стадии. По состоянию на 1 января 2018 года в республике выявлено 38 578 лиц, живущих с ВИЧ-инфекцией. В среднем на лечение каждого пациента тратится 76 000 долларов США в год. Статистические данные по заболеваемости регулярно представляются в средствах массовой информации, а также на сайтах Министерства здравоохранения Республики Узбекистан. Информация по статистике ВИЧ не является секретной. Но информация, непосредственно относящаяся к пациентам, конфиденциальна. С целью защиты интересов и личной жизни практикуется политика конфиденциальности по отношению к пациентам во избежание их стигмы и дискриминации прав.

— Расскажите, что делает СПИД-центр? Какова его основная задача? Как вы содействуете больным и проводите ли профилактику? Можно ли в СПИД-центре получить психологическую помощь?

— Основная цель центров по борьбе со СПИДом — это борьба с распространением ВИЧ в стране. СПИД-центр ставит перед собой задачи по ведению профилактических мероприятий по распространению ВИЧ среди здоровой популяции, пропаганде профилактики среди молодежи и уязвимых групп лиц. Также мы занимаемся ранней диагностикой и своевременным охватом медицинскими услугами ВИЧ-инфицированных лиц, в том числе и специфическим лечением.

— Планируется ли ввести тестирование на ВИЧ в программу диспансеризации? Остается ли в таком случае у человека право на отказ от медицинского вмешательства? Не опасно ли это?

— На ВИЧ обследуются лица, достигшие 18 лет, на добровольной основе в любом лечебно-профилактическом учреждении (ЛПУ), в том числе в центрах СПИДа. Обследование можно пройти анонимно. На основании закона о профилактике ВИЧ принудительному тестированию подлежат лица, находящиеся под следствием или же в местах лишения свободы. Обязательному тестированию на ВИЧ подлежат граждане, вступающие в брачный союз, беременные и доноры. Лица, подлежащие диспансерному наблюдению в других ЛПУ (не при центрах СПИДа), не подлежат обязательному или принудительному тестированию. Если каждый индивидуум будет соблюдать меры профилактики по инфицированию не только ВИЧ, но и всех гемоконтактных инфекций, люди будут здоровы.


Citizen: Как государство содействует ВИЧ-положительным гражданам? Как соблюдаются их человеческие права? Могут ли они трудоустроиться, выезжать за пределы Узбекистана? Вовремя ли они получают лечение и сохраняется ли политика конфиденциальности в отношении ВИЧ-инфицированных?

Эпидемиологический отдел республиканского центра по борьбе со СПИДом: Со стороны государства оказание медицинской помощи ВИЧ-инфицированным осуществляется после постановки их на диспансерный учет в центрах по борьбе со СПИДом и в лечебно-профилактических учреждениях по месту жительства с соблюдением конфиденциальности. Оказание медицинской помощи ВИЧ-инфицированным включает специфическое лечение ВИЧ-инфекции, а также предупреждение развития, диагностику и лечение заболеваний, связанных с ВИЧ-инфекцией. Бесплатное специфическое лечение ВИЧ-инфицированным назначается по заключению врачебной комиссии в зависимости от стадии заболевания в центрах по борьбе со СПИДом, в отделениях для ВИЧ-инфицированных лечебно-профилактических учреждений. При выявлении заболеваний, не связанных с ВИЧ-инфекцией у ВИЧ-инфицированного, медицинская помощь оказывается в соответствующем профильном лечебно-профилактическом учреждении в амбулаторных или стационарных условиях.

Лица, живущие с ВИЧ, пользуются всеми правами, указанными в Конституции Республики Узбекистан, включая трудоустройство, право на обучение и получение других социальных услуг. Исключение составляют профессии, которые связаны с оказанием услуг с нарушением целостности кожных покровов и слизистых оболочек. Перечень профессий, которыми ВИЧ-инфицированные не могут заниматься, установлен (9) правовыми документами, в этом случае имеются альтернативные варианты, которые решаются в рабочем порядке с соблюдением конфиденциальности. Они могут выезжать за пределы Узбекистана, никаких ограничений нет.

— Расскажите о государственной программе по профилактике ВИЧ и СПИДа? Информируются ли учебные заведения? Каким образом и какие меры предпринимает государство для распространения информации в массы?

— На основании принятого постановления Президента Республики Узбекистан за № ПП-3493 от 25 января 2018 года «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Республике Узбекистан» принята Государственная программа по противодействию распространению ВИЧ-инфекции в Республике Узбекистан. По данной госпрограмме разработаны и утверждены территориальные планы мероприятий по противодействию распространению ВИЧ-инфекции, широкое вовлечение гражданского общества в мероприятия по борьбе с ВИЧ-инфекцией, создание новых подходов в проведении профилактической работы среди населения, разработка и утверждение межотраслевых и секторальных планов по информированию населения о мерах профилактики ВИЧ-инфекции, информационно-образовательная работа по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции среди учащихся и молодежи, расширение охвата тестированием на ВИЧ-инфекцию, проведение профилактических мероприятий среди групп повышенного риска заражения ВИЧ-инфекцией и др.

— Планирует ли государство ввести программу полового воспитания в школах в целях предотвращения распространения заболеваний, передающихся половым путем? Почему не существует действующей государственной инициативы по распространению информации о методах контрацепции?

— На основе принятого постановления, Стратегической программы совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами проводится работа по внедрению в средних школах в программы обучения жизненным навыкам вопросов формирования устойчивой жизненной позиции, способствующей здоровому образу жизни. Также по внесению в учебную программу вузов по обучению навыкам безопасного жизненного поведения с акцентом на профилактику ВИЧ-инфекции и ЗППП. Вопросами полового воспитания и обучением методам контрацепции занимаются соответствующие ведомства.

— Какие акции по инициативе Министерства здравоохранения проводятся в Международный день борьбы со СПИДом?

— По инициативе Министерства здравоохранения в Международный день борьбы со СПИДом проводятся многочисленные мероприятия. 29–30 ноября текущего года проведена международная конференция в Ташкенте. Организован день открытых дверей во всех центрах по борьбе со СПИДом, проведение различных акций, театральные выступления, концерты и др. В течение последней недели проводилось широкое освещение вопросов профилактики ВИЧ-инфекции в СМИ, на телевидение, по радио и в прессе.

Citizen: Какие международные организации занимаются ВИЧ в Узбекистане?

Сотрудник международной организации: Из всех международных организаций, занимающихся СПИДом, в Узбекистане работают только Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом, малярией и MSF – Врачи без границ. Но у них твердый компонент. Существует твердый и мягкий компоненты. Мягкий компонент — это обеспечение страны кадровым потенциалом со стороны международных организаций. То есть организация привозит специалистов в страну, отправляет местных специалистов за рубеж, обучает обновленным схемам. Твердый компонент — это медицинское оборудование, аппаратура, лекарственные препараты.

— Почему сейчас мы часто сталкиваемся с ВИЧ? Какие проблемы ВИЧ-положительных людей наиболее актуальны сейчас?

— Кроме реального увеличения случаев заражения ВИЧ, я могу отметить некоторое улучшение в области выявляемости среди населения. По моему опыту, в настоящее время актуальная проблема — это ТБ/ВИЧ. Простым языком, ТБ/ВИЧ — это заболевание туберкулезом у ВИЧ-положительных. Один из важнейших факторов заболеваемости туберкулезом — низкий иммунитет. Такая статистика растет с каждым годом.

— Какую роль играет государство в борьбе с ВИЧ? Как Узбекистан содействует ликвидации СПИДа?

— Государство ведет борьбу со СПИДом, а международные организации помогают ему в этом. Государство занимается социальной проблемой. ВИЧ — некоммерческое заболевание. Если мы возьмем кардиологию, там в основном все платно. Существует перечень льгот, которыми обеспечиваются некоторые группы населения. Когда речь идет об инфекционных заболеваниях, о психиатрии, деньги на этих недугах не зарабатываются. Успех в этой области зависит от финансирования государством. Именно поэтому в развивающихся странах, где финансирование не может быть стопроцентным, есть много международных партнеров.

В данном случае, Глобальный фонд покрывает потребность в препаратах. Потому что если ВИЧ переходит в стадию СПИД, то, приводя человека в стабильное состояние, его сажают на АРВ- терапию, которая позволяет людям жить. Чтобы проводить эту терапию, нужны препараты. Потребность рассчитывается, исходя из прогноза количество больных. Я не могу точно сказать, какой процент финансирует государство, но небольшую часть этой потребности оно уже начинает брать на себя.

Когда международная организация приходит в страну, первым делом она изучает проблемы региона. Существуют мягкие проблемы — такие, как стигма, из-за которой у нас низкая выявляемость. Я бы поставил эту проблему как самую основную. Люди не хотят провериться, даже если подозревают у себя заболевание, потому что боятся. В нашем обществе люди обвиняют больных, хотя они не виноваты. Любой может заразиться хотя бы у стоматолога или хирурга, если операция будет сделана с нарушениями правил инфекционного контроля, у медсестры при использовании нестерильных инструментов. Это ведь не значит, что человек предоставлял секс-услуги, или он наркоман. На выявляемость государство должно обратить самое пристальное внимание.

Раньше были проекты, которые работали с проблемой выявляемости. Это так же было негосударственное финансирование. Снабжались аутрич-сотрудники. Когда речь идет о социальном заболевании, полный охват сделать невозможно. Это в СССР была массовая флюорография. Сегодня финансирование ограничено. Для этого врачи делят население на группы большего и меньшего риска. В случае, например, с туберкулезом все понятнее: в группу большего риска входят люди, живущие с ВИЧ (ЛЖВ), мигранты, люди, принимающие наркотики, бывшие заключенные и заключенные. С ВИЧ-инфекцией похожая картина: это чаще всего мигранты, которые инфицировались в основном в России, заключенные обычно сюда не входят, но также наркоманы, и секс-работники. Также в группу риска по ВИЧ можно включить некоторых медиков, например, стоматологов, хирургов, медсестер и лабораторных специалистов, то есть медиков, проводящих медицинские манипуляции. Для того, чтобы проводить аутрич-деятельность, нужны люди из той же целевой группы или имеющие доступ к ней, люди, которые будут обучены, и смогут направить, объяснить, как жить с этим заболеванием. И эти же сотрудники дают потенциальным больным ваучер на бесплатное обследование.

Аутрич-сотрудники не работают бесплатно. Когда есть проект, который финансирует людей из групп риска, тогда выявляемость хорошо поднимается. Поэтому международникам нужно будет доказать властям Узбекистана, что выявляемость — именно тот фактор, на который нужно обратить внимание. Я думаю, что для вербования аутрич-сотрудников привлекают разные ННО (ННО — негосударственные некоммерческие организации — прим.ред.), которые изъявляют желание работать со здравоохранением.

— Дает ли Узбекистан статистику заболеваемости ВИЧ международным организациям?

— Узбекистан не дает статистику международным организациям. ВОЗ дает свою статистику, но подробных данных у них нет.

— Тогда исходя из каких данных некоторые международные организации составляют собственную статистику?

—На сайте Госкомстат можно посмотреть статистику нашего население, количество трудоустроенных, женщин и мужчин. А чтобы получить статистику впервые выявленных, рецидива, смертности, нужно в письменном виде обратиться в Институт здоровья. И они решат сами, дать вам такую статистику или нет.

— Почему данные не дают международным организациям?

— Я могу дать только субъективный ответ. Наше государство только открывается, и какие-то свои слабые стороны, я думаю, показывать пока что стесняется.

Узбекистан соблюдает человеческие права ВИЧ-положительных?

— Узбекистан подписывал Хартию прав инфекционных больных. Самое главное право — конфиденциальность и антистигма, то есть наше общество должно перестать дискриминировать инфекционных больных. Давление со стороны общества чаще всего происходит из-за низкого уровня осведомленности о том, как передается эта болезнь. То есть если говорить о туберкулёзе, он не передается половым путем. Но если вы поедете в отдаленный регион, большинство населения будет уверено в обратном. И даже в том, что заболевание передается по наследству. Хартия нужна для соблюдения прав пациента в отношении конфиденциальности.

— Как наше государство информирует население о способах распространения ВИЧ?

— Давайте начнем с того, что вокруг ВИЧ много шумихи, грубо говоря, это самое распиаренное инфекционное заболевание. Городское более-менее образованное население что-то знает о СПИДе. За информирование и пропаганду информации о способах передачи ВИЧ у нас отвечает Национальная палата инновационного здравоохранения. Как они это ведут? Думаю, не очень эффективно. Мне кажется, нужно делать больше. Но все опять-таки зависит от их финансирования. Существуют Кабинеты доверия, где человек может анонимно и бесплатно провериться на ВИЧ. Работа ведется, но уровень осведомленности все равно низкий. Азы должен знать любой человек.

В настоящее время ВОЗ выпускает много стратегий для привлечения внимания ННО к социальным проблемам. Государство должно инициировать стратегии, объявлять гранты для того, чтобы ННО, институты гражданского общества (Союз молодежи, Комитет женщин) координировали и проводили большую пропагандистскую кампанию. Не могу говорить точно, но, по-моему, ничего не делается.

— Вы можете назвать предположительную стоимость годового лечения одного ВИЧ-инфицированного?

— Думаю, минимум 10 тысяч долларов. Все зависит от состояния человека, у которого выявлена болезнь. Если выявили на стадии СПИДа, то нужно довести пациента до стабильного состояния, а это очень дорого. Для того, чтобы ВИЧ-позитивные не пропускали прием препаратов, в Узбекистане пациент должен приходить за лекарствами ежедневно. Иначе контролировать не получается.

— Как можно заразиться ВИЧ через медицинское оборудование? Получается, вирус живет определенное время в воздухе?

— Всякий вирус умирает в воздухе. Только в активной культуре вирус может жить. Почему заражаются через иглу? Внутри иглы остается немного крови. С поверхности заразиться нельзя. Есть пары, среди которых кто-то заражен, но второй здоров. Должна быть определенная концентрация вируса в крови, чтобы человек заразился. Если стоматолог активно работает одним инструментом, тогда заразиться можно, потому что кровь еще живая. Кстати, во время бритья снимается защитный слой кожи.


Citizen: Как вы оцениваете политику государства в профилактике ВИЧ и СПИДа? Насколько хорошо и грамотно общество информировано о ВИЧ и СПИД? Чего не хватает государственной программе?

Председатель ННО "Ишонч ва Хает" Сергей Учаев: Государственная политика в контексте ВИЧ инфекции очень активна и внимание ей уделяется на уровне президента страны, за не полный 2018 год вышло два Постановления президента и государственная программа по ВИЧ. Обновлен и приняты два дополнительных протокола по лечению и оказанию услуг людям, живущим с ВИЧ (ЛЖВ). Государственной программе не хватает вовлеченности гражданского общества, представителей ЛЖВ и ключевых групп населения (КГН) в реализацию государственной стратегии. Скажу просто осведомленность нашего общества о ВИЧ недостаточная, а в некоторых случаях люди вообще не информированы, можно рассмотреть эту ситуацию на любом уровне от хокимятов до махаллей.

— Как вы сотрудничаете с Министерством Здравоохранения? Поддерживаете ли вы отношения с международными организациями? Почему на ваш взгляд организация ЮНЭЙДС прекратила свою деятельность в Узбекистане? Почему скрывается точная статистика?

— Министерство здравоохранения — наш основной партнёр на сегодняшний день. Так же мы работаем с ПРООН и его подразделениями. Насколько я знаю, ЮНЭЙДС прекратила свою деятельность в Узбекистане из-за сокращения финансирования в Программу ООН по СПИДу. Насчет статистики не могу с вами согласиться. Буквально вчера даже данные по смертельным случаям за 2017 год озвучивали. К сожалению, особое внимание стараются привлечь к проблеме ВИЧ/СПИДа в какие-то знаменательные дни, как Международный день борьбы со СПИДом. Необходимо чтобы это был системный подход.

— За что вы боретесь? Нарушаются ли права инфицированных, с какими проблемами вы сталкиваетесь и в чем видите прогресс?

— Мы боремся за полноправный и полноценный комплекс услуг в контексте ВИЧ инфекции, реагируем на случаи стигмы и дискриминации, занимаемся привлечением внимания к вопросам и проблемам ЛЖВ. Конечно, есть случаи, и мы на них реагируем, если человек к нам обращается. У нас возникают проблемы с трудоустройством, так как большинство работодателей необоснованно требуют справку об отсутствии ВИЧ. Лечение можно начинать с момента постановки диагноза, это закреплено Национальным протоколом по лечению. Большинство стран сняли ограничения на передвижение ЛЖВ, поэтому ВИЧ-позитивные могут выезжать.

— Существует ли в нашей стране практика привлечения к уголовной ответственности людей, заразивших кого-то ВИЧ-инфекцией?

Да, даже есть такие случаи.

По данным объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД или ЮНЭЙДС, на 2016 год в Узбекистане зарегистрировано 52 000 человек со статусом ВИЧ, более 6 000 новых случаев инфицирования, и лишь треть из них получает АРВ-терапию. До 2013 года Узбекистан ограничивал свободу передвижения и выбор места проживания людям со статусом ВИЧ. Но в целях предотвращения проявления стигмы и дискриминации 23 сентября 2013 года первым президентом Исламом Каримовым был подписан соответствующий закон.

Несмотря на утвержденное Постановление президента «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Республике Узбекистан» от 25.01.2018 года, в стране остается ряд проблем, требующих внимания. В их числе устаревший технопарк, отсутствие информационной базы данных, лечение получают меньше половины ВИЧ-положительных, и в большинстве своем это лица с прогрессирующей стадией заболевания. В силу этого, 22.06.2018 принято. Постановление президента №3800 «О дополнительных мерах по противодействию распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, и профилактике внутрибольничных инфекций», согласно которому выработана стратегия по повышению качества профилактики внутрибольничных инфекций, улучшению качества лечения ВИЧ-инфицированных, по развитию международного сотрудничества и укреплению кадрового потенциала. Документ также предполагает расширение информационно-просветительской работы по профилактике ВИЧ-инфекции среди всего населения.

Если вы ВИЧ-положительный и столкнулись со стигмой в отношении себя, вы всегда можете обратиться в ННО «Ишонч ва хает» — объединение людей живущих с ВИЧ, и их близких, через их страницу на «Фейсбуке» и по телефону +998 90 318 37 47.

Республиканский СПИД-центр находится по адресу: ул. Фархада, 12. Телефон 71 276 23 11


Материал подготовила Сабина Бакаева


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями