Кладбище, которое вы не знаете

История, тайны и известные захоронения ташкентского кладбища имени Боткина.

Текст: Алена Петрякова

Фото: Камила Наврузова



Долгое время редакция собиралась рассказать о том, чем интересны местные кладбища. Боткинское находится едва ли не в центре города, ежедневно мимо него проезжают тысячи людей, оно служит хорошим ориентиром для горожан.

Но что скрывается за кладбищенскими стенами? Как оно появилось в этих местах, кто нашел здесь свой последний приют и какие загадки связаны с ним? Смотрим на первое городское кладбище как на культурно-исторический памятник.


История создания

Само кладбище возникает в конце XIX века на землях, принадлежавших коммерции советнику Николаю Ивановичу Иванову. Около 40 гектаров земли были его дачным участком, а в конце жизни он передал их в дар городу под кладбище. Первые захоронения датируются 70—80-ми годами XIX века, да и бывший хозяин похоронен здесь же, его могила находится за храмом.

Изначально кладбище было военным, но позже оно приобрело статус первого городского. Сюда перенесли многочисленные разрозненные захоронения русского Ташкента. Имелись карты для иудейских, католических и протестантских могил, но в настоящее время они cохранились лишь частично.

Могила Иванова

На кладбище вокруг храма было 63 склепа, в настоящее время их осталось 54. Самый известный, пожалуй, склеп семьи Гориздро. Над ним построена маленькая часовня. Самая знаменитая представительница рода была директрисой Ташкентского института благородных девиц.

Кладбище закрыто уже больше 50 лет. Хоронят лишь в оградку к могилам близких. Нынешняя территория усеченная: улица Боткина рассекла кладбищенскую территорию на две части. Часть кладбища была отведена под городскую застройку.


История храма

Первым культовым христианским сооружением на территории кладбища стала небольшая часовня во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радосте». Ее построили в начале 70-х годов XIX века. В течение 30 лет она удовлетворяла нужды верующих, однако впоследствии, в связи с ростом количества прихожан, было решено построить храм. Он был освящен во имя святого благоверного великого князя Александра Невского (именно этот человек не только укрепил границы Руси, наладил отношения с мусульманским миром, но и оградил православие от влияния католичества). Храм начали строить 23 ноября 1902 года по проекту инженера Л. Бурмейстера. Длилось строительство около трех лет и в основном было завершено в 1905 году. Освящен был храм в 1910 году.

Из более чем 30 дореволюционных церквей Ташкента до наших времен действующими сохранились лишь два: Успенский Кафедральный Собор и храм святого благоверного князя Александра Невского.


О могилах известных людей

На Боткинском кладбище множество захоронений видных деятелей прошлого. Здесь покоится Виктор Александрович Успенский (1879—1949), в честь которого назван академический музыкальный лицей Ташкента. Он внес большой вклад в исследование музыкальной культуры Средней Азии, переложил на ноты множество таджикских, узбекских и туркменских народных мелодий, сохранив их таким образом для будущих поколений.

В 1928 году была похоронена поэтесса Серебряного века Черубина де Габриак. Под этим псевдонимом скрывалась Елизавета Ивановна Дмитриева, которая дружила с известными поэтами того времени — Максимилианом Волошиным и Николаем Гумилевым.

На Боткинском кладбище похоронен известный узбекский писатель Абдулла Авлони (1874—1934). Он участвовал в джадидском движении, ратовал за создание новометодных школ, преподавал в университете, писал книги и развивал театральное искусство.

Здесь же находится могила известного врача и антрополога Льва Васильевича Ошанина (1884—1962). Именно этот человек основал кафедру антропологии при Ташкентском университете. Кроме того, всю свою жизнь он занимался исследованием этнических групп в различных регионах Средней Азии.

В эвакуации в Ташкенте находился известный филолог, составитель словаря русского языка Дмитрий Николаевич Ушаков, который скончался в 1942 году и также похоронен на Боткинском кладбище. Но его могила утеряна, и поиски ее пока не увенчались успехом.

11 августа 1977 года авиакатастрофа самолета Ту-134 А в небе над Украиной прервала жизни 84 человек, 17 из которых были футбольными игроками команды «Пахтакор». Их тела были доставлены на родину и преданы земле на Боткинском кладбище.  

В 1979 году в Ташкенте умер известный ученый-тюрколог Виктор Васильевич Решетов, автор русско-узбекских словарей. А в 1968-м — известный боксер Сидней Джаксон, который еще до революции переехал в Россию и позже стал заслуженным тренером СССР по боксу.

В годы войны в Ташкент была эвакуирована дочь Сергея Есенина Татьяна. Она долгое время работала корреспондентом в газете «Правда Востока», занималась литературной работой вплоть до своей смерти в 1992 году. Ее могила также находится на этом кладбище. 

«Коммунистическая» часть
Татьяна Есенина
Владимир Митрофанов
Сидней Джаксон
Ишия Айзенштейн. Благодаря ему в Ташкенте появились куранты

Среди других известных людей, нашедших свой последний приют на земле ташкентского кладбища №1, значится архитектор Сваричевский, сестра и мать Керенского, бывший градоначальник Ташкента доктор исторических наук Николай Малицкий, генерал Александр Востросаблин, писательница Анна Алмаатинская, известный востоковед Николай Остроумов и многие другие. Расположены на Боткинском кладбище и могилы десятков священников, диаконов, монашествующих — почти все старое священство Ташкента.


О легендах и суевериях

Как это ни странно, но у кладбища почти нет никаких легенд и страшилок. По словам настоятеля храма Александра Невского отца Сергия, кладбище — не зловещее место, а, скорее, святое.

Существуют некоторые тайны, имеющие под собой реальную основу. Так, например, есть сведения о том, что на глубине приблизительно 15 метров существует сеть подземелий. Историки утверждают, что подземелья были созданы до революции 1917 года в процессе тренировок солдат инженерно-саперной части, располагавшейся рядом с кладбищем. Подземелья использовались во времена столкновений так называемого Осиповского мятежа в Ташкенте — там прятались мятежники. В 30-х годах XX в. входы в подземелья были залиты бетоном и заложены кирпичом. И где они сейчас, никто не знает.

Почти заброшенная «еврейская» часть

Исторический свидетель Осиповского мятежа — сам храм, вернее, его купола. На задней части центрального купола остались отверстия от мелкой картечи и крупнокалиберных пуль. По всей видимости, колокольни храма использовались в качестве огневых точек, откуда стрелков «выкуривали» огнем со стороны нынешней клиники МДС или завода шампанских вин.

Самым громким инцидентом последних лет, произошедшем на кладбище, стал погром могил, устроенный вандалами. Однако преступники были задержаны, осуждены, и больше таких историй не повторялось. 

Автор благодарит настоятеля храма святого Александра Невского, протоиерея Сергия Стаценко, который согласился помочь в создании статьи.

Поделитесь с друзьями