ISTV: "Все происходящие события лишь способствуют развитию монополии Узбектелеком"

Интернет-провайдер ISTV о недобросовестной конкуренции, монополизации интернет-рынка и устаревших правилах игры.

Провайдер ISTV прокомментировал официальное заявление АК «Узбектелеком» и мнение эксперта Вадима Зубанова о публичном обвинении ISTV, опубликованном на странице провайдера в Facebook и телеграм-канале.

30 ноября на конференции, посвященной реформам в системе телекоммуникаций в стране, АК «Узбектелеком» представил обновленный прайс-лист для операторов и провайдеров и заявил об очередном снижении цен на 1 Мбит/с. День спустя провайдер ISTV публично обвинил «Узбектелеком» в «намерении уничтожить и монополизировать рынок телеком-услуг в Узбекистане, предлагая в официальных релизах цену за 1 Мбит/с в 85 тысяч сумов, при этом в частном разговоре менеджеры компании предлагают цену в 125 тысяч сумов за 1 Мбит/с.».

4 декабря пресс-секретарь «Узбектелекома» в комментарии для Citizen заявил, что провайдеры и операторы в отличие от физических лиц пользуются иным видом канала. Увеличенную стоимость также можно объяснить непрямым подключением к МЦПК (Международный центр пакетной коммутации, через который Узбекистан получает доступ к глобальной сети Интернет — прим. ред.).

ISTV по просьбе Citizen дал свои комментарии на опубликованный материал. Приводим их ниже без изменений.

Один из руководителей интернет-провайдера ISTV

Издание Citizen попросило нас прокомментировать интервью с представителями АК «Узбектелеком», в котором специалисты крупнейшего оператора телекоммуникаций Узбекистана попытались опровергнуть наши доводы относительно перспективы развития недобросовестной конкуренции и дальнейшей монополизации рынка, специализирующегося на предоставлении интернета в стране.

 

Мы внимательно изучили материал, разобрали его на цитаты и приводим свои комментарии.

Александр Сучков, пресс-секретарь АК «Узбектелеком»: «Каждый из провайдеров был мини-монополистом, потому что смог урвать кусочек внешнего канала».

ISTV: А. Сучков явно неправильно оценивает ситуацию, раз он видит монополистов в условиях свободного рынка телекоммуникаций Узбекистана. Фактически каждый многоквартирный дом в городе Ташкенте обслуживают как минимум от трех до шести провайдеров, включая мобильный и беспроводной интернет. Монополия наблюдается лишь в тех областях и регионах страны, где присутствует только АК «Узбектелеком».

Мы же хотим напомнить, что, согласно Указу президента от 21 сентября 2018 года, предусмотрена либерализация доступа прямого подключения к международным сетям телекоммуникаций всем операторам. В соответствии с документом частные инвесторы и предприниматели должны получить доступ к международным сетям телекоммуникаций, что приведет к снижению цен на доступ к сети Интернет для конечных пользователей. Реализация данной меры предусмотрена до 1 января 2020 года. Некоторые СМИ даже написали, что реализация данного Указа позволит ликвидировать монополию АК «Узбектелеком» на внешний интернет-канал. Но на деле пока это не соответствует действительности, а все происходящие события лишь способствуют развитию монополии АК «Узбектелеком».

А. Сучков: «Провайдеры видят, что мы дали очень хорошие цены для абонентов «Узонлайна». И, естественно, они переживают о своем будущем, ведь снижение цен — это, безусловно, снижение их прибыли».

ISTV: А. Сучков ошибается в своих выводах. Провайдеры всегда рады понижению цен. Они лишь опасаются ситуации, когда в розницу для физических клиентов цена за один и тот же гарантированный интернет-канал становится в 3,5 раза дешевле, чем для оптового покупателя. Вследствие чего можно сделать вывод о том, что компания Uzonline может начать недобросовестную конкуренцию с другими провайдерами. Либо, если это не так, они очень серьезно заблуждаются относительно реальных потребностей конечных пользователей.

А. Сучков: «Сравнивать тарифы провайдеров и операторов на канал и цены для физических лиц некорректно. У них разные виды каналов».

ISTV: После последнего обновления тарифной линейки от Uzonline и обещания предоставления гарантированного интернет-канала всем своим пользователям понятие между пользовательским негарантированным и операторским гарантированным интернет-каналом исчезло, поэтому вполне корректным является сравнение этих цен. С учетом увеличения роста пользовательского спроса на доступ к сети Интернет и отказа от приставки «до» как раз и необходимо закупать в сотни раз больший объем внешнего интернет-канала, поскольку никто не может предсказать, в какой момент потребителю будет необходимо воспользоваться купленной им и обещанной оператором скоростью доступа в сеть Интернет. Но если исходить из логики А. Сучкова, получается, что отказ от приставки «до» является прямым обманом потребителя со стороны Uzonline.

А. Сучков: «Некрасиво обвинять «Узбектелеком» в монополизме во всем, что касается клиента».

ISTV: А. Сучков в своих заявлениях крайне болезненно реагирует на прямое и свободное общение между провайдерами и клиентами. Такое впечатление создается, что он желает ограничить наше общение с конечными пользователями. По каким-то причинам он считает, что мы должны общаться исключительно друг с другом. Наша же компания всегда общалась со своими пользователями открыто и напрямую и продолжит данную практику.

В Великобритании провайдеров связи обязали отображать реальную скорость соединения, которую может получить каждый клиент. В результате провайдерам пришлось примерно вполовину урезать характеристики скорости доступа к сети, которые демонстрировались конечному потребителю.

Вадим Зубанов, эксперт: «Давайте сразу определимся, что я высказываю исключительно свое мнение. Ничего ниже не является официальной точкой зрения компании».

ISTV: Конечно, очень интересно, как В. Зубанов, который проработал много лет в структурах АК «Узбектелеком» и продолжает работать на данный момент времени, являясь лицом заинтересованным, может давать независимое «экспертное мнение» по данной ситуации. Ниже мы разберем его комментарии более подробно.

В. Зубанов: «Может, и не совсем корректное сравнение, но все же некоторые ассоциации навевает. Вот у нас есть небольшой семейный бизнес. Мы изготавливаем головные уборы, то есть шляпы. Они недешевые. Тем временем в магазине или на «Ипподроме» можно купить китайскую (кстати, весьма неплохую) шляпу за 70–80 тысяч сумов. Их там миллионы. А наши стоят от 400 тысяч и выше. Тем не менее бизнес не умирает: есть свои покупатели, есть своя ниша. Это была, так сказать, преамбула».

ISTV: Разбирая преамбулу «независимого эксперта», хочется указать на некоторые ошибки и объяснить, как на самом деле обстоит ситуация с так называемыми шапками.

В нашем случае ткань для производства шапок, как и сами шапки, поставляет местный монополист, которые он приравнивает к китайским (весьма неплохого качества). Отечественным же производителям местный монополист продает ту же ткань для шапок в 3,5 раза дороже. А тем временем рынок дорогих шапок, в котором вынуждены работать производители, ежегодно сужается.

В. Зубанов: «Дело в том, что один пользовательский Мбит/с и провайдерский Мбит/с — это разные вещи по определению».

ISTV: Специально для В. Зубанова хочется донести последнюю информацию о том, что компания, в которой он работает, 30 ноября 2018 года публично объявила о том, что пользовательский мегабит и провайдерский мегабит с 1 декабря 2018 года являются одной и той же величиной по определению, так как отсутствие приставки «до» добавляет повышенную ответственность к качеству предоставляемых услуг.

В. Зубанов: «При расчете канала, который необходим для обеспечения качественной услуги, необходимо изучить профиль использования пользователей. Он, кстати, разный по районам, городам: кто-то только в чате общается, кто-то качает фильмы, то есть загружают канал по-разному».

ISTV: Хотим просветить «независимого эксперта» В. Зубанова о том, что в 2018 году даже в социальных сетях никто не ограничивается только текстом, и, как правило, везде присутствует видео и другой тяжелый контент. И правила распределения трафика по районам из 90-х годов в наше время уже не являются актуальными, так же, как и высказывания «независимого эксперта» относительно стандартного поведения и часов работы среднестатистического пользователя сети Интернет.

Если в 90-х годах интернетом, как правило, пользовался исключительно один член семьи на своем компьютере, то сейчас, в 2018 году, интернетом пользуется вся семья. Причем не только на компьютерах, но и на мобильных телефонах, планшетах и прочих современных устройствах, используя для этого ставшую популярной в XXI веке технологию Wi-Fi, что делает невозможным прогнозирование утилизации интернет-канала среднестатистическим пользователем.

Разберем ситуацию на примере среднестатистической семьи. Отец днем на работе, а мать дома и пользуется интернетом. К обеду домой приходят дети со школы и тоже начинают пользоваться интернетом с мобильных телефонов или планшетов. Вечером возвращается отец и тоже пользуется интернетом. Таким образом, вся семья с большого количества устройств пользуется интернетом. Это приводит к практической 100% утилизации интернет-канала в течение всего дня и до поздней ночи.

Неудивительно, что руководство АК «Узбектелеком», имея в штате таких «компетентных и независимых экспертов», может принимать неверные решения, неактуально оценивая объемы использования интернета в стране.

«Эксперт» может почитать о том, что происходит, когда операторы связи рассчитывают интенсивность использования сети Интернет, основываясь на правилах из 90-х, либо используют эти понятия для маркетинга. В материале рассказывается о том, что в Великобритании провайдеров связи обязали отображать реальную скорость соединения, которую может получить каждый клиент. В результате провайдерам пришлось примерно вполовину урезать характеристики скорости доступа к сети, которые демонстрировались конечному потребителю.

В. Зубанов: «…цены снизят еще больше. Их, кстати, наверняка снизят. И будут снижать. Просто нельзя же сделать сразу обвал цен в десятки раз. Это не позитивно, а негативно скажется на рынке».

ISTV: «Независимый эксперт», комментируя вред резкого снижения цен на рынке, наверное, упустил, что как раз это и произошло. Однако снижение коснулось лишь розничного сегмента, поскольку цена для операторов в 3,5 раза дороже по сравнению с розничным сегментом при фактическом отсутствии разницы в интенсивности загрузки канала.

В. Зубанов: «У них (здесь В. Зубанов имеет в виду провайдера ISTV) больше была претензия, что, мол, убрал «Узонлайн» в тарифах приставку "до" скольких-то мегабит. Мол, «Узбектелеком» обманывает, а иначе ему надо внешний канал как сумму скоростей всех пользователей иметь».

ISTV: У «независимого эксперта» В. Зубанова, похоже, имеются проблемы с восприятием информации, потому что мы в своем обращении к абонентам нашей компании говорили не об обмане АК «Узбектелеком» пользователей, а о странной тарифной политике, которая может привести к монополизации рынка.

В. Зубанов: «Надо еще понимать, что все, конечно, тестировалось, но сгенерировать трафик за сто гигабит никакими тестами невозможно. Поэтому первые дни на живом трафике приходится инженерам выявлять огрехи».

ISTV: По словам «независимого эксперта» В. Зубанова, нагрузку в 100 Гигабит было невозможно предварительно протестировать, и инженерам приходилось делать это «на живую». Видимо, «независимый эксперт» не знает о существовании современных нагрузочных методов тестирования, которые используются в 2018 году крупными операторами для тестирования оборудования и других узлов до сдачи в эксплуатацию. В этой связи мы предлагаем «независимому эксперту» ознакомиться с подробным описанием практики, методов и технологий нагрузочных тестов в современном мире.

В. Зубанов: «…сейчас «Узбектелеком» гарантирует скорость клиентам. Но ведь наверняка есть и те, кому это неважно. Он согласен платить, может, 5 000 сумов, на скорость ему плевать. Главное, чтобы Telegram или чат работал».

ISTV: Это высказывание В. Зубанова, на наш взгляд, вообще логике не поддается. Любой провайдер стремится оказывать своим клиентам качественные услуги, что подразумевает высокую скорость доступа в интернет. Это требование времени, и не важно, пользуется ли клиент исключительно Telegram или же скачивает тяжелые файлы. В. Зубанов, видимо, не знает, что функционирование мессенджеров также требует высокой скорости, ведь люди обмениваются фотографиями и видео, совершают аудио- и видеозвонки. А в условиях, когда высокую скорость передачи данных предоставляет только один оператор, о каком развитии рынка телекоммуникаций страны может идти речь?

Провайдер ISTV, основываясь на примерах В. Зубанова, опасается за то, что в Ташкенте на 3 миллиона человек останется только один супермаркет с большим количеством шапок неопределённого качества. Причем эти шапки будут продаваться принудительно в комплекте при покупке любого товара в одном единственном на всю страну супермаркете.

Наша площадка открыта для мнений экспертов и интернет-провайдеров. Если вам есть что сказать по этому поводу, пишите нам на editor@ctzn.uz


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями