Где правда? Разбираемся в конфликте Uztelecom и ISTV

Взяли комментарии у Uztelecom и поговорили с экспертом о публичных обвинениях ISTV и повышении скорости интернета в Узбекистане.

Разбираемся в нашумевшей истории с обещанием повысить скорость интернета в 10 раз и в публичных обвинениях со стороны интернет-провайдера ISTV в адрес Узбектелеком. Хроноголия событий, комментарии Узбектелеком и мнение эксперта. 

Хронология событий:

9 января Шавкат Мирзиёев поручил снизить цены на интернет и увеличить скорость подключения к нему в четыре раза, доведя ее к 2020 году до уровня стран СНГ (1).

В июле 2018 года «Узбектелеком» снизила стоимость 1 Мбит/с для операторов и провайдеров с 244 958 сумов до 176 682 сумов. А в августе цена упала до 169 065 сумов за 1 Мбит/с. (3)

В начале ноября в сети распространилась информация о планируемом увеличении скорости интернета в 10 раз с 1 декабря. Но 15 ноября «Узбектелеком» дала официальные комментарии на сообщения СМИ, отметив, что увеличится пропускная способность канала. 

30 ноября национальный оператор провел конференцию, где заявил об очередном снижении цен для провайдеров и операторов и представил новые тарифные планы для абонентов.

1 декабря провайдер ISTV на своей странице Facebook и на Telegram-канале сделал резонансное заявление, обвинив «Узбектелеком» в «намерении уничтожить и монополизировать весь рынок телеком-услуг в Узбекистане, предлагая в официальных пресс-релизах цену за 1 Мбит/с в 85 тысяч сумов, при этом в частном разговоре менеджеры компании предлагают цену в 125 тысяч сумов за 1 Мбит/с. Своим же клиентам «Узбектелеком» предлагает покупать интернет за 44 тысячи сумов за 1 Мбит/с». ISTV также заявил, что «большинство провайдеров в данный момент думают, как дальше жить и стоит ли продолжать работать в принципе» и что «компания пока не может понять, как при разнице в 4,5 раза, а именно разнице в 97 500 тысяч сумов за каждый Мбит/c можно предоставить абонентам дешевый и качественный интернет».

Редакция Citizen связалась с пресс-секретарем национального оператора АК «Узбектелеком» Александром Сучковым для получения официальных комментариев по этому поводу, а также узнала мнение эксперта Вадима Зубанова.

Александр Сучков

Пресс-секретарь Uztelecom

Клиенты всех провайдеров выигрывают от снижения цен. Самое страшное, что произойдет с абонентами ISTV, — они будут в два-три раза меньше платить за услуги.

 

Citizen: ISTV сделали публикацию о переговорах с «Узбектелекомом». Провайдер утверждает, что «Узбектелеком» продает 1 Мбит/с юридическим лицам по 85 000 сумов, а в частных беседах называется цифра 125 000 сумов. Как вы можете прокомментировать это заявление?

Александр Сучков: Как-то некрасиво получается. У них есть с нами коммерческий договор, а они дают публикацию на «Фейсбуке» о том, что где-то в частных беседах стоимость иная. Это некорректно. Понятно, что сегодня мы видим изменение цен. Провайдеры видят, что мы дали очень хорошие цены для абонентов «Узонлайна». И, естественно, они переживают о своем будущем, ведь снижение цен — это, безусловно, снижение их прибыли. Всем нам нужно сделать больший объем работы, чтобы наши абоненты получали лучший сервис. Рынок двигается, идет конкуренция. Каждый из провайдеров был мини-монополистом, потому что смог урвать кусочек внешнего канала.

На мой взгляд, все переговоры должны решаться в стороннем порядке либо нужно публиковать, кто и к кому имеет претензии. Какая может быть частная беседа с сотрудником «Узбектелекома» по вопросам провайдера? Если есть какие-то проблемы, нужно обращаться в прокуратуру и министерство. С ISTV никакого криминала нет, нужно конструктивно и официально решать вопросы. Что касается цены в 125 или 85 тысяч сумов, здесь ISTV немного лукавит. Потому что, если вы напрямую подключаетесь к МЦПК (Международный центр пакетной коммутации, через который Узбекистан получает доступ к глобальной сети Интернет – прим. ред.), вы получаете 85 000 сумов, о чем было заявлено официально. По их договору они, скорее всего, подключены не напрямую к МЦПК. Они используют какие-то дополнительные услуги компании «Узбектелеком», и поэтому у них другая стоимость.

— С другими провайдерами в этом плане вопросов не возникло?

— Со всеми провайдерами такая ситуация. «Узбектелеком» не может публиковать никакой договор, потому что это договор между двумя субъектами. Есть какая-то минимальная коммерческая тайна. Вы сами знаете, что провайдеры никогда не опубликуют, сколько именно Мбит/с у них есть, по какой цене они покупают и по какой продают. Это не коммерческая тайна, но коммерческий вопрос. С ISTV должны сегодня связаться, потому что претензии были предъявлены в выходные дни.

Сравнивать тарифы провайдеров и операторов на канал и цены для физических лиц некорректно. У них разные виды каналов. Мы могли бы взять 20 млн абонентов, умножить на тарифные планы и сказать, что наш внешний канал должен быть в сотни раз больше.

Мы очень уважаем наших провайдеров, никогда не работали в ущерб им и абонентам. Мы будем встречаться с провайдерами и говорить, но это не кулуарные встречи. Существует единое правило для всех. Некрасиво обвинять «Узбектелеком» в монополизме во всем, что касается клиента. Клиенты всех провайдеров выигрывают от снижения цен. Самое страшное, что произойдет с абонентами ISTV, — они будут в два-три раза меньше платить за услуги.

«Узбектелеком» заинтересован во всех абонентах. Я много лет работаю в компании и знаю, что все постоянно говорят, что «Узбектелеком» хочет убить всех провайдеров, но они не убиваются.

— Получается, цены, предлагаемые ISTV, получены из располагаемой провайдером техники?

— Они подключены не к МЦПК, поэтому у них другой тарифный план. Мы говорили про МЦПК, публиковали цены на МЦПК. Мы не имеем права сказать, к кому подключились ISTV.

— С ISTV все понятно. С 1 декабря, после того, как запустился процесс ускорения интернета, в социальных сетях проводили опрос о скорости интернета у абонентов «Узонлайна». Большинство абонентов ответили, что скорость интернета снизилась.

— Даже если все скажут, что скорость не увеличилась, есть показатели. Мне сложно сказать, по какой причине они не получили хорошую связь. Может быть, у них плохая физическая линия. Безусловно, в первые один-два дня были технические сбои, потому что нужно было перенастроить все порты. Представьте, какая была нагрузка на биллинг, когда мы обновили тарифные планы. Какие бы опросы ни были, они отражают только субъективное мнение. Специалисты проводят тщательный мониторинг, и, если есть технические проблемы, их обязательно стараются решить.

Вадим Зубанов

Эксперт

Нашумевшее заявление, что, мол, озвученная на пресс-конференции цена — это неправда, мягко говоря, является некрасивой подтасовкой со стороны ISTV.

 

Citizen: Как вы прокомментировали бы «крик души» провайдера ISTV?

Вадим Зубанов: Давайте сразу определимся, что я высказываю исключительно свое мнение. Ничего ниже не является официальной точкой зрения компании.

Начну издалека. Может, и не совсем корректное сравнение, но все же некоторые ассоциации навевает. Вот у нас есть небольшой семейный бизнес. Мы изготавливаем головные уборы, то есть шляпы. Они недешевые. Тем временем в магазине или на «Ипподроме» можно купить китайскую (кстати, весьма неплохую) шляпу за 70-80 тысяч сумов. Их там миллионы. А наши стоят от 400 тысяч и выше. Тем не менее бизнес не умирает: есть свои покупатели, есть своя ниша. Это была, так сказать, преамбула.

А теперь к делу. Для начала хочу пояснить про заявление "Озвученная цена 85 000 за 1 Мбит/с, а их менеджеры в приватном разговоре назначили цену 125 000". Тут или играют на публику, или, мягко говоря, сознательно врут. Не думаю, что по незнанию. Все же не первый год работают.

— То есть цена гораздо ниже 85 000 сумов?

— Нет. Дело в том, что цена для операторов 85 000 сумов за 1 Мбит/с — это цена при подключении к узлу МЦПК. Для подключения к нему оператор должен выполнить все требования законодательства Республики Узбекистан. В частности, установить (и приобрести, само собой) на своей сети некоторое оборудование. Скажу сразу, оно недешевое. Стоимость может составить даже треть от стоимости остального провайдерского железа. Это не наше изобретение — так почти во всех странах.

Если же оператор подключается не к МЦПК, а к другому оператору, который уже подключен к узлу, то ему это оборудование приобретать не надо. По крайней мере в большом объеме, так как для него будет работать то, что уже приобрел тот провайдер, через которого получено подключение. Логично, что в этом случае в стоимость мегабита провайдер заложит и амортизацию этого самого оборудования, на которое он потратил немалые деньги. И цена канала будет выше.

Поэтому нашумевшее заявление, что, мол, озвученная на пресс-конференции цена — это неправда, мягко говоря, является некрасивой подтасовкой со стороны ISTV. Провайдер ISTV подключен не к МЦПК, а через других провайдеров (включая и Uznet, что видно из анализа маршрутов BGP Looking Glass). Да, Uznet — тоже структура, филиал «Узбектелекома», но тем не менее это не отменяет вышесказанного.

ISTV обвиняет оператора в том, что он продает частным пользователям мегабит за одну, низкую цену, а вот провайдерам тот же (как бы тот же, такой же) мегабит за более высокую цену. И говорит, как, купив мегабит за 85 000 сумов, мол, продавать его пользователям? Да и вообще, оптом должно быть дешевле. Да, оптом дешевле. Но дело в том, что один пользовательский Мбит/с и провайдерский Мбит/с — это разные вещи по определению.

— А в чем разница между пользовательским и провайдерским мегабитом?

— Я не буду читать лекцию о том, что должен знать любой связист. Это основы. Желающие могут найти кучу материала по теории массового обслуживания, а применительно к связи прочитать в «Википедии», что такое единицы "эрланг".

Так вот дело в том, что среднестатистический пользователь использует свой канал одним образом, а провайдер — другим. ISTV восклицает: «Так, значит, вы обманываете пользователей, говоря про гарантированную скорость! Значит, если они все вместе начнут качать файлы, то им этой скорости не будет!». Это как если супермаркет заявит, что у них много касс и не бывает очередей, а им ответят: «Да вы обманываете! В Ташкенте три миллиона жителей, и, если они все к вам придут, касс не хватит! Их должно быть тоже три миллиона!».

Пользователи ходят на работу, в гости, уезжают на дачи, в конце концов. При расчете канала, который необходим для обеспечения качественной услуги, необходимо изучить профиль использования пользователей. Он, кстати, разный по районам, городам: кто-то только в чате общается, кто-то качает фильмы, то есть загружают канал по-разному. Чем больше у провайдера пользователей, тем меньшую ширину канала он может приобретать. Не в абсолютных числах, а в относительных, в пересчете на ширину канала пользователей.

Поясню проще. Я провайдер, и у меня есть два пользователя. Каждому я гарантирую полосу в 10 мегабит. Какова вероятность того, что эти два пользователя (конечно, если они оба не работают посменно в одной организации, день один и день другой) одновременно захотят что-нибудь скачать. Высокая, почти 90%. И если им не обеспечить скорость, то они будут возмущены. Значит, я должен купить канал в 20 Мбит/с, и тогда не будет проблем. Далее. Я провайдер, и у меня миллион пользователей. Если у каждого пользователя по мегабиту (чтобы проще было считать), нужен ли мне канал в миллион мегабит? Нет. Ибо вероятность того, что весь миллион одновременно начнет что-то качать или даже вообще выходить в сеть, рассчитывается. Под это дело есть теоретическая база, все связисты мира производят расчеты на основе этих методик.

Резюмируя, отмечу, что заявление ISTV, что частным пользователям мегабит дешевле, а провайдерам дороже — смешно. А вот провайдер, купив мегабит, будет его загружать не на 30 %, как пользователь, а на все 80–90%. Отсюда и разница в цене как раз на треть.

— То есть и ISTV не обязательно закупать канал в 1 мегабит на каждого пользователя, не так ли? Они могут купить канал в 35 мегабит за 85 000 сумов каждый и раздать его ста пользователям по 44 000 сумов. Правильно?

— Разумеется! Иначе бы провайдерам в той же России, не говоря про США, понадобились бы такие каналы, которых еще не изобрели. Для эффективного использования канала надо проводить разумную маркетинговую политику, балансировать типами пользователей. Набирать одну часть корпоративных пользователей, они используют канал днем. Вечером и ночью фирмы не работают, канал свободен. Приходят домашние пользователи. Идеально, если это те же пользователи (мечта маркетолога): днем они используют канал на работе, вечером дома. Но платят-то два раза! Вот вам, грубо говоря, "как продать один мегабит два раза, и чтобы все были довольны".

Теперь пару слов в защиту. А точнее, несколько слов понимания, или вернемся к преамбуле. ISTV — не очень крупный провайдер. Маленьким всегда сложно. Не могут три швеи в ателье конкурировать со швейной фабрикой. Но ведь ателье живут! А почему? Чем крупнее корпорация, тем более формализованный подход у нее к клиенту. Что бы там ни говорила реклама. Крупный оператор — это большие колл-центры, около двухсот человек, отвечающих по стандартным шаблонам организации.

А некрупным провайдерам надо искать свою нишу. Да, дешевле, чем у крупного провайдера, не получится. Это не новость, да? Но есть пользователи, согласные платить и дороже, но чтобы к ним инженер при проблемах приезжал за 10 минут, чтобы они в лицо своего админа знали и могли ему звякнуть вечером или в выходной, если есть вопросы. Это только пример. Я уверен, что свою нишу найти можно. Превратив свои недостатки в достоинства.

Ну, вот сейчас «Узбектелеком» гарантирует скорость клиентам. Но ведь наверняка есть и те, кому это неважно. Он согласен платить, может, 5 000 сумов, на скорость ему плевать. Главное, чтобы Telegram или чат работал. В общем, надо думать, и все будет хорошо.

— Получается, раньше ISTV, как и все другие провайдеры, не закупали мегабиты один к одному при учете пользователей, но сейчас претендуют на то, будто как раз-таки собирались закупать 1 мегабит для 1 пользователя? Если это так, они ведь понимали, что их публикация немного не соответствует коммерческим понятиям между провайдерами. Как вы думаете, каковы были их мотивы для публикации подобного заявления?

— Я не очень хорошо знаю эту компанию. Может, то была попытка оправдать эти претензии или обманутые ожидания. Может, думали, что цены снизят еще больше. Их, кстати, наверняка снизят. И будут снижать. Просто нельзя же сделать сразу обвал цен в десятки раз. Это не позитивно, а негативно скажется на рынке. Я больше технический специалист, а не экономист, и то я это понимаю.

У них больше была претензия, что, мол, убрал «Узонлайн» в тарифах приставку "до" скольких-то мегабит. Мол, «Узбектелеком» обманывает, а иначе ему надо внешний канал как сумму скоростей всех пользователей иметь.

— А какова была ситуация, когда приставка «до» еще существовала? В чем была разница?

— Когда была приставка "до", в принципе претензии пользователей о том, что скорость ниже, чем в тарифе, скажем, в суде не имели смысла. Сам же подписал "до". Вот поздно ночью на полчаса есть такая скорость? И все, свободен.

Кстати, по поводу низкой стоимости. Было поручение президента расширить канал и снизить цену для потребителя. Но ведь в частный бизнес вмешиваться никто не имеет права. То есть не может даже президент взять и напрямую заставить частного провайдера снизить цены. А вот сильное снижение цен для частников в «Узонлайне» приведет и уже привело к снижению цен у остальных провайдеров. Насколько мне известно, практически все крупные провайдеры уже опубликовали анонсы, что скоро будут новые более низкие тарифы. Это, я считаю, и есть грамотное влияние на рынок, а не административно-приказное.

— То есть сейчас те, кто платит за 2 Мбит/с, но на деле получают 1–1,2 Мбит/с (а таких много), могут подать в суд и будут правы?

— Если у них тариф, где нет "до", то конечно. Но там должна быть экспертиза. Может, у самого пользователя что-то криво настроено?

— Лично я дома пользуюсь тарифом «TezNet 6». 1 декабря при измерении с помощью fast.com скорость взлетела до 19 Мбит/с, вчера держалась на уровне 5 Мбит/с, а вот сейчас показывает 800 кбит/с.

— Ну, в любом случае суть в том, что скорость была высокая два дня. А сейчас резко упала. Надо еще понимать, что все, конечно, тестировалось, но сгенерировать трафик за сто гигабит никакими тестами невозможно. Поэтому первые дни на живом трафике приходится инженерам выявлять огрехи. Одно дело — завести двигатель, мол, вот работает. Другое дело — поехать в горы на машине. Разная нагрузка. Исправят все. Силы задействованы огромные.

Наша площадка открыта для мнений экспертов и интернет-провайдеров. Если вам есть что сказать по этому поводу, пишите нам на editor@ctzn.uz


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями