Узбекистан может стать ядерной державой (на самом деле нет)

Объясняем, почему у нас никогда не будет ядерного оружия, кому мы продаем уран и что нужно, чтобы развивать «мирный атом».

Еще со школы мы знаем, что в Узбекистане есть уран. И именно это вещество стало основой для создания атомной бомбы и развития ядерной промышленности. Возникает вопрос: что мешает нашей стране начать собственную ядерную программу с оружием массового поражения и построить атомные электростанции, которые навсегда решат энергетический вопрос?

Оказывается, есть несколько причин. И «Ситизен» разобрался во всех.

Причина №1: Мы не сможем создать бомбу

Для любого государства ядерный проект превращается в черную дыру, которая втягивает деньги в геометрической прогрессии.

Сразу стоит забыть про местные рудники: тот уран, что мы добываем в шахтах, не подойдет. Для рабочей боеголовки потребуется особый изотоп урана, который почти не встречается в природе. А если он каким-то чудом появится, военные ученые столкнутся со следующей проблемой: изотопа 235U должно быть не менее 80 процентов, что приведет к сложному и дорогостоящему процессу обогащения. 

Но можно сделать ядерную боеголовку на основе плутония — у этого способа больше шансов. Этого вещества практически нет в природе, и добыть его можно лишь искусственным путем. Здесь на сцену выходит изотоп урана с массовым числом 238 — тот, что мы имеем в избытке. Но и в этом случае существует загвоздка. 

Чтобы получить плутоний, природный уран облучают в ядерных реакторах. Важную роль в этом деле играет тяжелая вода, а ее очень сложно добыть в промышленных масштабах. Ярким примером служит «Урановый проект» Германии эпохи Третьего рейха. Одним из решающих факторов, почему немцы проиграли в «ядерной гонке», стала английская операция «Ганнерсайд», исполненная норвежскими диверсантами: они уничтожили единственный на тот момент в мире промышленный завод по производству тяжелой воды.

Хотя сейчас есть и другие способы обогащения, цена на оружие все равно останется слишком высокой. Во-первых, расходы на ядерный проект в несколько раз превысят ВВП нашей страны. Во-вторых, реакция соседей и всего мирового сообщества предсказуемо будет негативной, а санкции в страну-разработчика поставят на конвейер. Смотреть далеко не надо, КНДР — живой пример.

Также стоит упомянуть, что для создания атомного оружия нужна очень сильная научная база в области ядерной физики. Что американским «Манхэттенским проектом», что немецким «Урановым» или советским «РДС-1» занимались лучшие специалисты своего времени, некоторые из которых были лауреатами Нобелевской премии. 

Причина №2: Мы не сможем хранить оружие и использовать его

Даже если предположить, что Узбекистан создаст ядерное оружие, его все равно нужно будет где-то хранить. Оболочка не должна протекать, а само место должно быть изолировано и максимально защищено от иностранной разведки.

И если государство решит вопрос с хранением ОМП, то с его транспортировкой все будет сложнее. Морской способ можно сразу исключить: у нашей страны нет выхода к морю, и поэтому создать атомные подлодки с ядерными боеприпасами не получится.

Но есть ракеты. Если опустить длинные и сложные аббревиатуры, их делят на три вида: малой дальности, средней дальности и самые мощные — межконтинентальные. Способов доставки существует два. Один — прямо из шахты. Для этого строится «сверхсекретная» база, которую заметит первый же спутник, и там, на двух- или трехступенчатых ракетах размещаются готовые боеголовки. Второй способ часто можно увидеть на российских военных парадах — это установки вроде «Тополя-М» и нового «Ярса». 

Выходит, если у нас будет ядерное оружие, нам придется развивать и ракетостроение. Это вновь выглядит как фантастическая идея, так как в реальности весь процесс затянется на десятки лет. Конечно, можно было бы купить готовые технологии, например, у России. Но из-за следующего пункта ничего не получится.

Причина №3: Мы вообще ничего не сможем сделать

В конце 60-х годов прошлого века США, Россия, Англия, Франция и Китай придумали «Договор о нераспространении ядерного оружия». Этот документ составлен очень хитро: он буквально запрещает тем странам, которые подписали его, но не успели создать личный ядерный арсенал, разрабатывать свои атомные и термоядерные бомбы. Стран, которые в нем не участвуют, всего четыре — Индия, Пакистан, Израиль и КНДР. Понятно, что Узбекистан подписал этот договор.

Те государства, у которых есть ядерный арсенал, обязуются не передавать свои технологии неядерным странам. Это относится и к технике, которая доставляет ядерные заряды по назначению. Но документ не препятствует «мирному» развитию атома. Никто не запрещает нам строить АЭС и добывать уран. 

«Мирный» путь атома

А вот здесь для Узбекистана все гладко. В 2015 году мы занимали 11-е место по запасам урана и седьмое — по его добыче, которой занимается Навоийский горно-металлургический комбинат. К слову, один фунт урана стоит $22, так что эта отрасль вполне может быть прибыльной.

Главным потребителем местного урана остается Япония, которая покупает его у нас со времен независимости. Недавно мы подписали выгодный контракт с США на 300 млн долларов, запустили долгосрочный проект с Республикой Корея и рассматриваем перспективы экспорта урана в Индию. А еще недалеко от города Янгиабада есть закрытые урановые шахты. Вполне возможно, что скоро туда начнут ездить иностранные инвесторы.

Это может быть выгодной инвестицией. Весь навоийский уран, который мы экспортируем, получают из песка. А в Янгиабаде (Красногорске) находятся шахты с ураном черносланцевого типа. Добывать его без нужной техники и специалистов намного сложнее, и поэтому иностранная помощь Узбекистану в этом вопросе может быть выгодной каждой стороне.

Но почему у нас до сих пор нет атомной энергетики? Тут все снова упирается в проблему нехватки научных ресурсов. Ведь чтобы развивать энергетическую отрасль, нужны опытные ученые. Хотя в последнее время произошла пара изменений. Например, еще в 2014 году появилась информация, что в Узбекистане могут построить АЭС, а недавно стало известно и о том, кто этим займется.

***

В общем, все идет по плану. На первые строчки по экспорту урана Узбекистан все-таки не выйдет — самих ресурсов у нас не так много, как у Австралии или Казахстана. Поэтому и ядерным магнатом наша страна стать не сможет.

Атомная энергетика страны лишь на стадии зародыша. Но если смотреть глобально, то сама «индустрия атома» переживает не лучшее время после аварии на Чернобыльской АЭС и японской «Фукусиме». Так что уран не скоро станет главным ресурсом для экспорта. По крайней мере не в ближайшее время.   

Поделитесь с друзьями