Что такое естественные монополии

И может ли государство спокойно отказаться от них. Спойлер: пока нет.

Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» приняли в 1996 году. Этот документ стал одним из первых в ряду антимонопольного законодательства.

Но сегодня в стране есть с десяток организаций, которые работают без какой-либо конкуренции и находятся под защитой власти. Государство называет их естественными монополиями. «Ситизен» разбирается, что это значит и почему естественные монополии все еще существуют.


История

Сам термин «монополия» появился в античные времена. Латинское слово «mono» значит «один», а «poly» — «продаю», что наглядно показывает весь смысл монополии — ситуацию, когда на рынке остается всего один «продавец». И это не очень хорошо. Один единственный поставщик может устанавливать любую, даже самую высокую цену, но покупатель все равно будет вынужден покупать товар, экономя на чем-то другом. Монополия тормозит прогресс, ведь продавцу не нужно бороться за покупателя, а значит, не нужно развиваться, расти, искать новые методы и технологии.

В конце XIX века с ростом мирового капитала и промышленным бумом стали появляться современные монополии. Первыми против них пошли в США, приняв закон об антимонопольной деятельности, а за ними последовали Канада, Япония и другие страны. Но бывают случаи, когда с монополиями не борются. Речь о естественных монополиях — они не только закономерны, но и необходимы.


Что это такое?

Естественная монополия возникает сама по себе в тех случаях, когда на рынке не может быть двух продавцов одного товара. Либо другого продавца нет вообще, либо из-за уникальности товара его присутствие не будет приносить участникам рынка прибыли и покрывать их издержки. Это — главное отличие естественных монополий от искусственных. Последние создаются намеренно — через сговор, захват и поглощения, чтобы установить на рынке свои правила и извлекать из него максимум прибыли.

Во многих странах примеры естественного вида — железные дороги, нефте- и газопроводы, коммунальные услуги, питьевая вода. 

Рассмотрим пример с водопроводом. В теории, чтобы на рынок смогла войти другая конкурирующая компания, она должна будет найти новые скважины, построить новые коммуникационные сети и хранилища, проложить трубы и купить оборудование, которое доставит воду до потребителя. Видно, что это трудоемкий и дорогостоящий проект. Чтобы окупить его, фирме придется установить соответствующие цены, которые едва ли будут выгодны потребителям. А если цены нового поставщика останутся примерно на одном уровне с первым, разделение покупателей между двумя фирмами нанесет урон им обеим — водоснабжение все-таки дорогое, и недостаток потребителей обанкротит каждую компанию.

Именно поэтому компания «Сувсоз» пока что остается монополистом.

 

Сдерживающая сила

Чтобы сохранить баланс, при котором покупатель и продавец будут довольны, и чтобы естественная монополия не превратилась в искусственную, власти должны ее контролировать. В том же 1997 году Узбекистан принял Закон «О естественных монополиях», по которому государство может самостоятельно устанавливать цены для таких компаний, выдавать им лицензии и определять список потребителей, с которыми те обязаны работать.

Но в мире есть и другие примеры контроля. Например, регулирование прибыли. Когда в Великобритании приватизировали компанию «Бритиш телеком», государство разработало для нее новую систему: чем больше фирма получает прибыли, тем дешевле должны быть ее цены.

Относительно новый метод контроля — конкуренция за рынок. При нем компании борются не на рынке, а за само право выйти на него. По этому принципу строится водоснабжение Франции — несколько фирм конкурируют между собой до заключения договора, но потом на рынке остается только одна. Та, которая предложит лучшее соотношение цены и качества.


Плюсы и минусы

В нашей стране естественные монополии работают через ценовое регулирование. То есть цены устанавливает не сама фирма-монополист, а государство. Эти цены должны покрывать только издержки производства и приносить самую минимальную прибыль. Все остаются в выигрыше — и покупатели, и продавец.

Кроме этого, естественные монополии регулируются законом и находятся под защитой государства, а значит, они стабильны. Постоянный спрос рождает постоянное предложение: их услуги уникальны, а значит, монополисты вряд ли лишатся покупателей, а покупатели — откажутся от удобств.

Но очевидные плюсы в долгосрочной перспективе превращаются в минусы. Да, фирма покрывает свои издержки и даже получает маленькую прибыль, но этого недостаточно, чтобы развивать отрасль, искать новые технологии и вкладывать деньги в исследования. Если брать в пример водоснабжение, то нехватка ресурсов проявляется в старых трубах, качестве воды, частых авариях и прочих неудобствах. 


Трудности

Исторически сложилось, что в большинстве постсоветских стран естественные монополии принадлежат государству. Это пережитки того режима, когда бизнеса и частных предприятий не было вообще. Сегодня ситуация изменилась, но у государства часто не хватает денег, а фирмы-монополисты не могут приносить достаточно прибыли.

Возможным выходом из этой ситуации стала бы передача монополий в частные руки, у которых нет проблем с финансами. Но загвоздка в том, что многие естественные монополии относятся к стратегически важным объектам. Пример — ташкентское метро или железные дороги, где есть жесткие правила безопасности.

Несмотря на это, скоро у нас может появиться успешный прецедент: сразу несколько аэропортов страны реконструируют и передадут в управление частным компаниям. Если все пройдет хорошо, мы сможем надеяться, что и в других отраслях естественных монополий наметится сдвиг. 


Отказаться нельзя оставить?

Невозможно просто так отказаться от естественной монополии, потому что она возникает из-за необходимости. Государству остается только справедливо регулировать ее. Возможно, с новыми методами и техническим прогрессом появятся альтернативные фирмы, которые смогут предложить потребителям выбор. В этом случае естественные монополии исчезнут так же, как и появились — сами собой.

Пример — все то же водоснабжение. Сейчас в отдаленных селах Ферганской и Наманганской областей запустили проект «Водоснабжение и санитария в сельской местности». Его суть — поставка чистой воды туда, где ее раньше не было. Уже построено 35 систем водоснабжения общей протяженностью 680 км, а чистую воду получили 120 тысяч человек. Если этот проект расширится, станет коммерческим и появится во всех частях страны, компания «Сувсоз» в теории перестанет быть естественной монополией.

Другой вопрос — как будут обстоять дела на практике. Не найдется ли препятствий для новой компании? Будет ли это экономически выгодно обеим фирмам и самим покупателям? Примером может послужить успешный опыт демонополизации электромонополии в Англии и Уэльсе 1989 года. На первом этапе государственную энергетическую компанию разделили на три части и продали частным фирмам. Затем появилось еще 12 частных компаний, созданных на базе бывших районных электростанций. В 2001 году эту систему усовершенствовали и сделали более сбалансированной, но смысл остается тем же — естественная монополия исчезла, и при этом все остались в выигрыше.


***

Естественные монополии — довольно «нежные» структуры. В каждом отдельном случае к ним нужен специальный подход. Так, например, бум приватизации государственных естественных монополий, который начался в США в 80-х годах прошлого века, привел к полному фиаско. Сразу в нескольких отраслях случился кризис, а всему виной — неправильная политика новых владельцев, частников. С другой стороны, приватизация «Бритиш телеком» показала вполне удачные результаты — издержки фирмы сократились на 17 процентов в период с 1992 по 1997 год, а качество услуг возросло.

Чтобы улучшить работу естественных монополий, нужно учитывать все нюансы. И если этого не сделать, если принимать неправильные решения, в будущем придется страдать от последствий.

Поделитесь с друзьями