Потенциальные направления: Какие отрасли туризма могут затмить Самарканд и Бухару

И почему они еще этого не сделали.

Соучредитель Asha Safar и туроператор Мурат Сарсенов разбирается в том, какие предло��ения может дать туристический рынок Узбекистана.


Туризм в Узбекистане — это не только архитектурные памятники Самарканда и Бухары. Это еще и необъятное культурное наследие, выраженное в традиционном прикладном искусстве, богатом гастрономическом разнообразии, красивой природе, а главное — в гостеприимных людях... Стоп! Или все же только Самарканд с Бухарой? Попробуем разобраться.

Что есть сейчас?

Видя редкую и достаточно однообразную рекламу туристического Узбекистана по ТВ или в интернете, можете не сомневаться — вам показывают один из памятников упомянутых выше городов. Если взглянуть на библиотеку туристических предложений, то за редким исключением они ограничены так называемыми классическими турами: прилет в Ташкент, несколько дней по маршруту Ташкент—Самарканд—Бухара, возвращение в Ташкент, вылет домой.

Для туристов из России все еще проще: они прилетают напрямую в Самарканд, а улетают рейсом Бухара—Москва. Складывается стойкое впечатление, что нашей стране больше нечего предложить мировому туристическому рынку. Однако это отнюдь не так. Если начать копаться и знать, где искать, то можно отыскать совершенно уникальные предложения по необъезженным местам, таким, как Ферганская долина, Сурхандарьинские буддистские раскопки, спелеологические экспедиции, замечательные оффроуд-туры по Каракалпакстану, выезды в горы Ташкентской области и т. д. Все это сопровождается целыми мини-этнографическими исследованиями для туристов, которые попадают в удивительные миры, о существовании которых они не знали. 

Каждый регион предлагает свои отчасти неповторимые особенности: кухню, костюм, обычаи, язык и т. д. Спрос на такой продукт достаточно высокий, хоть и не сравнивается со спросом на классические туры. Подобные маршруты и программы даже именуются в нашей стране эксклюзивными. Это и логично — очень часто, кроме автора такой программы, никто в стране не в состоянии качественно ее воспроизвести. Нет ни реплики, ни конкуренции, ни раскрутки.


Как это происходит за рубежом?

Если мы посмотрим на опыт стран с развитой индустрией туризма, то увидим интересную тенденцию: развиваются и процветают не только наиболее интересные и известные направления, но и отдельные специфические. Город Стратфорд в Великобритании с населением в 25 000 человек принимает в год больше туристов, нежели Узбекистан. Что там интересного? Ничего, просто там родился Уильям Шекспир. Подобных примеров немало. С чем же связана статичность нашего рынка предложений? Очень просто — с его мизерностью. Спрос на классический туризм настолько невелик, что рынок не развивается. 

В реалиях нынешних реформ мы смеем надеяться на позитивные изменения в структуре туризма, в климате внутри самой индустрии. Однако пока этого нет, нам остается только размышлять о том, какие виды туризма имеют хороший потенциал в нашей стране.


Какие направления мы можем предложить?

Археологический туризм. Узбекистан — центральный перекресток торговых маршрутов, известных под общим названием Великий шелковый путь. По свидетельствам китайских летописцев, первые послы отправились из Поднебесной на Запад во III-II вв. до н. э. Территория среднеазиатского междуречья с центром в легендарном Афрасиабе всегда была удобным промежуточным пунктом для торговых караванов. Это связано с географической привлекательностью региона: относительно теплый климат, богатая плодородная земля, обилие воды.

Если вы помните, в учебниках истории всегда говорится о том, что именно эти пункты определяли места стоянки людей на протяжении всей истории развития человечества. На территории современного Узбекистана найдено действительно большое количество городищ и стоянок древних людей. От галереи петроглифов в Навоийской области до зороастрийских цитаделей в Ташкенте; от Шохрухии на берегу Сырдарьи до буддистских раскопок в Сырдарьинской области; от развалин древнего Афрасиаба до Кувы и Ахсикента в Ферганской долине; от Хорезмских городищ до стоянок в Каракалпакстане и т. д. И, несмотря на то, что археологический туризм в чистом виде может быть интересен только узкому кругу специалистов, в качестве дополнения к этнографическим турам эти места подошли бы в полной мере. 

Что мешает? Полное отсутствие инфраструктуры. Приезжая на археологические раскопки, понимаешь, что с тех пор, как жизнь прекратилась, никто тут и не бывал. Нет ни точек общепита, адаптированных под туристов, ни туалетов, ни маршрутных дорожек, ни указателей или баннеров с описанием места. Также очень мало достойных специалистов. А тех, кто есть, в качестве гидов привлекать нельзя по законодательству страны, ибо экскурсовод обязан иметь сертификат от Госкомтуризма. Ни один археолог не будет тратить время на получение такого сертификата, потому что для этого необходимо сначала окончить курсы обучения в специальном центре.

Рекреационный, или лечебный туризм. Нельзя сказать, что потенциал рекреационного туризма Узбекистана сравним с потенциалом такого туризма в ведущих странах мира. Но свой продукт для предложения у нас есть. Чаще всего это выезд в горы с проживанием в лечебных санаториях, посещением соляных пещер и специальными процедурами. Ни для кого не станет сюрпризом, если я и в этом пункте заявлю о полном отсутствии инфраструктуры. Многие имеющиеся центры в отвратительном состоянии, оборудование устарело и не соблюдаются самые базовые санитарные требования. 

Тогда почему же я считаю, что у такого направления есть потенциал в нашей стране? Это напрямую связано с нашей природой, которая в теории позволяет открывать многопрофильные центры по всей стране. Это требует больших ресурсов и финансовых вливаний. А финансы текут только туда, где есть спрос.

Ремесленнический туризм. Прикладное искусство и ремесла частично представлены и в классических турах по нашей стране. Так, практически каждая тургруппа, посещающая Самарканд, обязательно заезжает в деревню Конигиль, где восстановлен рецепт изготовления китайской шелковой бумаги. Помимо этого, все транспортные маршруты между Карманой и Бухарой лежат через гончарные мастерские братьев Нарзуллаевых. И все-таки львиная доля наших знаменитых ремесленников сегодня вынуждена бороться за свое выживание в стороне от туристических троп. Многие традиционные школы ремесел на грани вымирания, а какие-то уже прекратили свое существование в последние полвека.

Для раскрутки подобных точек необходимо как развитие туристического рынка, так и активное и бескорыстное вовлечение местных городских администраций в рекламу туристического потенциала своих регионов. Этот вопрос стоит достаточно остро, ибо свое утилитарное свойство потеряли в XXI веке практически все традиционные ремесла. Сегодня это предметы прикладного искусства. Искусство очень чувствительно к общественному спросу и дотациям от государства. Терять такое наследие нельзя, но поддержки практически нет.

Экотуризм, или сельский туризм. Этот вид туризма набирает популярность последние пару десятилетий. Вкратце экотуризм — это путешествие в селение с полным погружением в местную жизнь с автономными традициями и порой спартанскими условиями. В Узбекистане развитием экотуризма в свое время пытались заниматься разные ННО при поддержке ПРООН. Сейчас о желании развивать экотуризм заявляет Всемирный банк. Хочется верить, что соответствующие государственные органы серьезно отнесутся к этой инициативе, поскольку экотуризм обладает огромным потенциалом в нашей стране, параллельно являясь очень требовательным к специфической инфраструктуре.

Горный / спортивный туризм. В Узбекистане есть горнолыжные склоны на Чимгане, близ Ташкента. Они пользуются популярностью только у местных любителей лыж и сноубордов. Это связано, как и ожидалось, с устаревшей инфраструктурой. Канатные подъемники настолько старые, что трудно вспомнить, когда их в последний раз красили. Отель на Бельдерсае не реставрировался со времен «вторых секретарей ЦК», как выразился один из гостей страны. Сам спуск никак не огражден и не размечен. Говорить о питании или туалетах не приходится. Потенциал трассы в Бельдерсае очевиден: это естественная трасса с достаточно длинным и не слишком резким спуском. 

Было бы здорово воспользоваться опытом Грузии в Гудаури и Бакуриани. За несколько лет там построили сверхсовременные курорты, которые пользуются большой популярностью как среди граждан страны, так и среди иностранных гостей.


***

Может сложиться впечатление, что корень всех внутриотраслевых проблем в туризме — устаревшая инфраструктура. Но это лишь следствие. Корень проблем — это малое число туристов. А ведь именно турист является заказчиком модернизации систем. Спрос рождает предложение, как учили на уроках экономики. Если мы хотим видеть обширный список предложений в сфере туризма в нашей стране, нам жизненно необходимо увеличить поток иностранных туристов в нашу страну. Без революционных решений в смежных с туризмом государственных структурах мы продолжим и дальше топтаться на месте.


──────────

Вы прочитали текст из темы месяца про туризм Узбекистана. Посмотрите, вам могут понравится и другие статьи об этом. Они здесь.

А еще у нас есть темы про экономику, образование, медицину и государственное устройство.

──────────


Поделитесь с друзьями