Бесплатная медицина убивает саму себя

Размышления о том, почему наша медицина нуждается в реформах и почему их стоит провести как можно скорее.

Текст: Дарина Солод



Наверное, я счастливый человек, так как впервые столкнулась с ужасами республиканских и городских больниц только в 28 лет. Опыт был единичным, и, к счастью, не могу оценить, насколько плачевно быть стационарным больным в остальных больницах столицы. А говорить о больницах в регионах страны страшно — я в целом не уверена, что они там существуют. 

И дело не в том, что я хочу кого-то обидеть, считаю наших врачей плохими специалистами или утверждаю, что у нас плохо лечат. Скорее, нет, чем да. Но я абсолютно уверена, что ташкентская больница, скорее, отправит тебя на тот свет, чем вылечит, и наше бесплатное лечение по сути будет стоить дороже, чем лечение в самой дорогой частной клинике. 

Немного о Первой горбольнице

В больницу я попала экстренно, с диагнозом «отек Квинке». Не могу сказать ничего плохого о врачах, так как обследование, уколы и лечение действительно мне помогло, а медперсонал Республиканского аллергологического центра просто порадовал. Но лечение должно было проходить под наблюдением врачей, и мне пришлось лечь в больницу.

Первое, что удивляет в нашей системе здравоохранения, — ты обязан ложиться туда, куда тебя направляют. Медицина бесплатная, а поэтому право выбора полностью отсутствует, и вне зависимости от того, какая репутация у лечебного заведения, больной обязан ехать именно туда. И если вы направитесь не по прописке, вас просто не примут, ибо есть порядок, а он превыше всего. Возможно, даже клятвы Гиппократа.

Мой район обслуживает Первая городская больница имени Ибн Сино, и то, что пациенты, лечащиеся от аллергии, не умирают на месте — уже удивительно. Возможно, я сгущаю краски, но когда ты лечишься от жесткой аллергии, грязная кухня, тараканы в палате и задувающий сквозняк — не самые лучшие компаньоны. И прибавьте туда то, что при ухудшении симптомов медсестра вряд ли вас поймет, так как из всех языков владеет она только узбекским, да и то с большими ошибками. Банально — фамилия пациента меняется в зависимости от дежурства медсестры, и сегодня вы можете быть «Салатниковой», а завтра «Самодельниковой». И можно возразить мне, что официальный язык страны — узбекский, знать его должна я и т.д. Но есть два «но». 

На мой взгляд, медицинские сестры и братья, врачи и в принципе медперсонал, работающий с пациентами, должны знать больше одного языка, чтобы эффективно лечить пациента. Конечно, если из-за языкового барьера лечащийся внезапно отправится на тот свет, можно будет возразить — он сам виноват, не знал государственного языка. Но я снова утрирую. Второе «но» — все наши больницы могут и должны принимать нерезидентов страны, то есть иностранцев. И я представляю себе эту прекрасную картину — поступил к ним Патрик из Ирландии, но ни записать пациента, ни узнать, что с ним не так, никто не может — языковой барьер. 

Выписывая меня из больницы, врачи забыли отдать пациентке Салатниковой выписку, и в целом не ясно — «а был ли мальчик?» Благодаря этому системному бардаку меня как пациента просто не учли. Из-за пяти вариантов фамилии меня нельзя будет найти в общей медицинской базе страны, если она вообще существует. Не факт, что я вообще была в этой больнице — никаких документов, выписок, справок.

Почему это неправильно

В нашей стране есть три огромных кита, которые могут загнать ее на самые низкие строчки всех возможных рейтингов, понизить уровень жизни до рекордной отметки и превратить жизнь населения в ад. Это государственное регулирование почти во всех сферах, отвратительная и несостоятельная система образования, не способная готовить людей, и слабая экономика. И медицина не исключение — она также почти целиком управляется государством, работают там далеко не самые опытные и хорошо подготовленные медики, а историческое наследие — бесплатная медицина с каждым годом становится все хуже и хуже. Судя по комментариям в социальных сетях, то, что для меня было шоком, для львиной доли населения — норма. Фразы «обычная практика для Узбекистана», «это норма для нашей страны» и «это ты еще с детьми в больницах не была» заставляют задуматься о том, что с нашей системой здравоохранения что-то не так и пришло время исправлять это.

По данным Госкомстата, за первые 9 месяцев 2017 года в Узбекистане умерло 116,9 тысячи человек, по данным сайта Countrymeters, за этот же год их было 214 948. И те и другие данные — статистические, и реальная цифра может отличаться. Однако данных о летальных исходах в результате неправильного или несвоевременного лечения в публичном доступе нет вообще. Официальная статистика не ведется, в отличие от США, этим не занимаются и частные компании. А между тем, по данным Университета Джонса Хопкинса, ежегодно из-за врачебных ошибок в США умирают 250 000 американцев. И почему-то я думаю, что наша цифра равнозначна этой, если не больше.

На одного врача приходится 386 человек, и это не самая большая цифра. Заработная плата специалиста редко превышает 2 млн сумов, переработки, бюрократия и претензии государства к медикам делают работу врачей еще сложнее, и, как результат, грамотные и опытные специалисты уезжают из Узбекистана. Кто-то уезжает по приглашению, кто-то наобум, но в стране остаются или те, кто никому не нужен, или те, кто все еще ждет перемен и работает, несмотря ни на что.

За прошедшие 26 лет система здравоохранения страны, как и многие другие, привыкла работать ради нарисованных показателей, а не ради реальных результатов. И в принципе это логично, ведь результатов от них никогда и не требовали — всем нужны заполненные отчеты, справки и бумажки. Эта же система, так же, как и многие другие, совершенно безжалостна по отношению к главному ее звену — врачам. Врачи виноваты в том, что плохо лечат, в том, что у них маленькие зарплаты, в том, что они принимают подарки от пациентов, в том, что медицина на низком уровне, в том, что люди не хотят лечиться в нашей стране, а при серьезных болезнях начинают искать специалистов за рубежом. Система никогда не винит сама себя. Поэтому зачем ей развиваться и совершенствоваться? 

И что теперь делать?

Не ясно, почему кто-то решил, что медицина должна быть бесплатной. Желание получить хорошо и бесплатно — одно из самых губительных для абсолютно любой сферы. Приходя на базар, вы вряд ли будете требовать продавца отдать вам картошку, морковь и мясо бесплатно только потому, что вы живете в этой стране и теоретически платите налоги. Но этого требуют от целого пласта государства, и никто на задумывается — если за это не платит население, то кто должен платить за лечение и обучение? Госбюджет? А откуда берутся деньги в Госбюджете?

Узбекистан — страна, где объем теневой экономики больше 50 процентов. У нас распространены серые зарплаты, чтобы сэкономить на налогах, нелегальные схемы, договоры о найме на словах. И то, из чего должен пополняться бюджет страны, далеко не всегда доходит до казны. Частная медицина существует отдельно, ее полномочия были расширены только в прошлом году. Государственные больницы, районные поликлиники и областные центры не могут обеспечивать сами себя, зарабатывать деньги могут только специализированные центры при НИИ. И как итог — мизерные зарплаты, больницы в аварийном состоянии и активный упадок этой сферы.

Возможно, пришло время отказаться от так называемой «бесплатной» медицины. И ввести систему страхования здоровья с льготами для малообеспеченных слоев населения. В апреле 2017 года вышло постановление президента о развитии частного сектора в здравоохранении, где среди прочих пунктов говорилось о создании закона об обязательном медицинском страховании. Предполагалось, что закон позволит охватить все слои населения, дать равные права каждому гражданину на получение качественных медицинских услуг «в соответствии с полисом», будет регулировать тарифы на страховые полисы и медицинские услуги, а первые застрахованные жители страны будут получать льготы и преференции.

К середине октября не было представлено ни одного проекта закона об ОМС, и не понятно, то ли проект все еще разрабатывается, то ли его просто спустили на тормозах и решили вернуться к нему когда-нибудь потом. А между тем стране действительно нужно обязательное и добровольное страхование, однако вариант должен быть максимально аутентичным и отличающимся от страхования, например, в России. Будучи гражданином РФ, вы автоматически отчисляете 5,1 процента своей зарплаты на счет медицинского страхового фонда, тем самым оплачивая и свое, и чье-то чужое медицинское обслуживание. Но суть в том, что ОМС России по сути ретушь системы, а не ее реформы — если у нас вы не платите деньги и получаете не самое лучшее, но бесплатное образование, то в России в случае с базовым ОМС вы получаете такое же обслуживание, но платное.

Удобнее рассматривать пример запада, где и уровень здравоохранения, и заработные платы врачей гораздо выше, и вы можете быть уверены в том, что получаете по своему полису чуть ли не лучшее медицинское обслуживание. Но и у него есть минусы — далеко не все хотят оплачивать свою страховку. В США нет системы обязательного страхования, а добровольное страхование обходится в среднем до $1000 в год. Что в принципе довольно доступная сумма для работающего жителя штатов. Страховка может быть и дешевле — вы можете рассмотреть полис и за $300, и за $500 в год. Или отказаться от страховки, получать консультацию врачей, но платить за каждый рецепт от $50 до $100. Такая цена за медицинские услуги позволяет удерживать высокий уровень обслуживания, ремонтировать госпитали и выплачивать врачам одни из самых высоких заработных плат в мире.

Однако мы не можем калькировать систему здравоохранения США, как не можем и сравнивать платежеспособность населения, а значит, наш вариант добровольной и обязательной страховки должен быть совсем иным, учитывающим уровень жизни страны, ее ВВП и платежеспособность населения. Также нужно быть готовым к тому, что решение о введении платной медицины не понравится довольно большому проценту жителей страны — население готово получать посредственные услуги, зато номинально бесплатно, чем платить за лечение и получать за это качественные услуги.

Быть может, если Министерство здравоохранения вспомнит о том, что должно было подготовить свои предложения закона о страховании еще в октябре, Узбекистан снова начнет думать о медицинском страховании. И на вырученные от ОМС деньги наша страна сможет хотя бы платить конкурентоспособные зарплаты, предотвращая отток специалистов из страны. И быть может, еще при нашей жизни мы увидим новые и качественные госпитали и больницы, лечение на высоком уровне. А пока стоит надеяться, что по Первой горбольнице перестанут бегать тараканы. 

Поделитесь с друзьями