"Стихия" — больше, чем фестиваль

Как рождается легенда и чем живут обыватели Аралкума

14 сентября в городе Муйнаке (Каракалпакстан) проходил фестиваль абстрактной электронной музыки «Стихия». На пустоши высохшего дна моря в течение одного длинного вечера тысячи участников могли получить удовольствие от музыки на бесконечных просторах этой голодной земли. Редакция Citizen отправилась на фестиваль и готова поделиться с вами своими впечатлениями.

В специальном репортаже вы познакомитесь с тихими пейзажами каракалпакских степей, проникнитесь атмосферой фестиваля и узнаете, как живут местные жители.

Каких-то 50 лет тому назад на Арале существовало множество больших и малых островов, а также полуостровов. Самыми значительными из них были острова Кокрал, Барсакельмес, Возрождение и  полуостров Муйнак.

Кокрал до 1973 года считался островом. С 1973 по 1987 гг. был уже полуостровом, а сегодня это буферная песчаная территория суши между Большим и Малым Аралом. Площадь до высыхания и слияния с сушей материка на 1960 год составляла 273 км².

Барсакельмес был небольшим островом, окруженным со всех сторон морем. Из-за большой его удаленности от берега наблюдался обратный процесс - увеличение площади острова за счет усыхания моря. В 1960-е горизонтальная протяжённость острова составляла 23 на 7 км. В процессе обмеления Аральского моря за очень короткий срок в 1990-е остров Барсакельмес превратился в полуостров, а в начале 2000-х его размеры составляли 40 на 16 км. В 2009 году остров Барсакельмес прекратил свое существование, слившись с материком. Бывшие острова Кокрал и Барсакельмес находятся на территории Казахстана. 

Остров Возрождения делят между собой Узбекистан и Казахстан. До 2010 года эту территорию еще можно было назвать островом, но в результате исчезновения моря, на месте Возрождения теперь пустыня Аралкум. До 1948 года этот клочок суши был сродни раю. На площади в 200 квадратных километров, здесь паслись почти исчезнувшие на сегодняшний день стада сайгаков. Море было богато рыбой, а заросли - дичью. Но в 1948 году местные жители принудительно выселены с острова, а на территории их домов постепенно возводится военно биохимический полигон "Бархан". С тех пор остров был закрыт для посещения. В следующие 50 лет здесь проводились испытания бактериологического оружия на животных. Инфраструктура Возрождения росла, и в скором времени здесь стали появляться городки для сотрудников полигона. В 1992 году по приказу Ельцина полигон был закрыт. На Возрождении опасно по сей день.

В 1933 году селение Муйнак именовали рабочим поселком. В основном жители занимались рыболовством, обеспечивали аральскими дарами весь Союз. К 1960-м годам в результате строительства каналов для орошения хлопчатника на Амударье, Аральское море стало мелеть. Двадцать лет спустя в Муйнак прибывали составы с замороженной российской рыбой, а в начале 1990-х завод закрыли. 

Рюкзаки собраны, друзья все в сборе, солнцезащитный крем всегда под рукой. Практически все ребята из нашей компании еще ни разу не были в Каракалпакстане. А тут такой шанс увидеть воочию хотя бы кусочек Аральского моря или то, что от него осталось и побывать на первом фестивале электронной музыки в истории нашей страны. Мы готовы отправится в путь.

Часто можно увидеть мотоциклы в этих местах
Верблюды испокон веков считаются самым надежным видом транспорта в пустыне
Юрта хозяина верблюдов
Шахризод Гулямова

Планировщик фестиваля "Стихия". Лидер Trendsetter

Фестиваль рассчитан на всех, кому небезразличны судьба Арала и нашей страны в целом, наше культурное будущее, ведь известно, что миром движут неравнодушные люди и только смелым покоряются моря!

 

Все началось с нашего друга семьи Отабека Сулейманова, который увлекается электронной музыкой. Отабек —юрист по профессии, но это не мешает ему быть страстным фанатом этого музыкального направления. Он сам создает свои миксы, приобретает записи. Мы втроем, мой муж актер Джавохир Закиров, я и Отабек очень долго размышляли о том, как можно развивать это новое направление у нас в стране, придумывали способы организации вечеров электронной музыки в Ташкенте в стенах разных клубов и ресторанов. Джавохир предложил организовать что-то наподобие фестиваля «Burning Man», но на Арале, и так верил в возможность осуществления этой идеи, что заразил ею и нас. Наконец, мы решились на организацию этого масштабного мероприятия. 


Придорожное кафе в городе Нукусе

Очень часто можно встретить затухание идеи на зачатке, так как замыслу недостаточно быть просто хорошим. Подобные планы требуют колоссального объема работы, солидных финансовых возможностей и креативного подхода. В нашем случае многие трудности и пробелы легли на суровые плечи Отабека и директора компании People Travel Санжара Холмурадова. Они охотно взялись за организацию мероприятия, нашли правильных людей и с головой ушли в это дело. Они донесли важность идеи до высших эшелонов, добились всех необходимых разрешений, грамотно распределили функции, стали главными тягачами проекта. С финансированием было очень сложно, так как мало кто верил в успех. Но, в конце концов, мы с их помощью смогли преодолеть и этот важный рубеж. Это был титанический труд! Санжар Холмурадов отвечал за всю логистику, а Юрий Ходжаев — за музыкальный контент и кастинг диджеев. Название фестиваля никак не конкурирует с «Нашествием» и не копирует этот проект. Музыка в нашем случае должна была наводнить высыхающий Арал.

Советские агитационные плакаты до сих пор сохранились в одном из придорожных кафе

Главной целью проекта, конечно, является привлечение внимания мирового сообщества к вопросам экологической катастрофы, затронувшей этот регион нашей страны, повышение туристического потенциала, а также желание дать нашей молодежи возможность соприкоснуться с элементами западной культуры, не выезжая из страны, и почувствовать общность интересов. Мы хотим создать платформу, где люди могут насладиться хорошей музыкой, попутешествовать вместе, завести новых друзей.

В рамках фестиваля мы создали проект «СТИХ и Я», в котором мой муж Джавохир Закиров читает стихотворения известных узбекских поэтов. Проект «СТИХ и Я» рассчитан на продолжение и развитие в ближайшем будущем, и мы надеемся, он привлечет молодое поколение к лучшему пониманию нашего литературного и культурного наследия.

Стелла города Муйнак по замыслу градостроителей была построена так, чтобы возвышаться над морем. Во времена строительства города Арал был полон.

Мы хотим выразить благодарность музыкантам, которые согласились приехать из разных уголков мира для выступления на этом очень важном для нас мероприятии, — группам Mariel Organatatos, Dasha HVL, Interchein и др. Конечно, многим было чрезвычайно интересно увидеть Каракалпакстан, побывать на кладбище кораблей, посетить музей Савицкого, но воплотить желание в реальность смогли самые отчаянные фанаты музыки, для которых это мероприятие — надежда на лучшее будущее, и для кого жажда приключений и духовное единение важнее комфортных условий.

Фестиваль рассчитан на всех, кому небезразличны судьба Арала и нашей страны в целом, наше культурное будущее, ведь известно, что миром движут неравнодушные люди и только смелым покоряются моря!

Знаменитое "кладбище кораблей" сегодня не только символ трагедии Арала, но и местная достопримечательность
Идет полная подготовка главной сцены к легендарному событию в масштабах страны

Во время путешествия, да и на территории самого фестиваля нам удалось пообщаться с местными жителями. Мы были приятно удивлены присутствием коренного населения Муйнака прямо в эпицентре события. Практически все трудоспособные обыватели Аралкума покинули родные просторы в поисках занятия. Остались только пожилые - те, через которых все еще можно прикоснуться к тому полноводному Аралу. И совсем маленькие, которым, быть может, предстоит однажды увидеть цветущую флору и живую фауну этих широт.

Citizen: Как проходит ваша жизнь?

Зоя: Я живу тут с самого рождения вот уже 68 лет. Недавно мужа похоронила. Он у меня всю жизнь на экскаваторе проработал. Здесь везде были бухты. Воды было настолько много, что копали берег, чтобы пароходы подплывали. Раньше здесь были рыболовецкие колхозы, где-то пять этих колхозов было. Были заводы, был огромный рыбкомбинат. Наша рыба славилась во всей республике, очень вкусная. Муйнакские консервы были нарасхват. Было много дичи: утки, куропатки, кролики. Это все было природное, наше. Теперь это всего лишь воспоминания. Чтобы мой сын поступил в летное училище в Ульяновске, я отправила целый КамАЗ с рыбой. Наш город был закрытым, и трудно было куда-то поступить и отправить своих детей. Мой сын отучился в летном училище и сейчас работает в России.

Когда мы учились в школе, нас отправляли на экскурсию на рыбно-консервный комбинат. Было очень много строительных организаций, люди работали. Когда море начало уходить, сначала начали уезжать рыбаки. Постепенно колхозы и заводы начали закрываться. Здесь были детские пионерские лагеря, местный курорт «Аральское взморье». Приезжали из Ташкента, много было людей со всей республики. Много всего было, а сейчас ничего нет. Вот, Наталья вам расскажет. Она работала в детском лагере. Наталья, рассказывай. 

Все это время молчавшая женщина вдруг оживает и резким движением выходит из толпы. Наталья родственница Зои. 

Зоя, как и многие другие местные жители, пришла на "Стихию" с родственниками и подругами

Наталья: Я была пионервожатой. Мне было 14 лет. В паре метров от места, где мы стоим, проходила тропинка и берег, воды было много, и наши детки каждый день плескались. Это был огромный остров с морем. Люди добирались до Нукуса, потом до Кунграда и затем уже до нас.

Зоя: Нас в 8-11-х классах возили на хлопок. Сначала на барже до Урги. Там мы собирали хлопок где-то до ноября-декабря. В последний раз мы там задержались, было холодно. Собирали до 5 декабря. Бывали наводнения. Представляете, так много было воды, что случались наводнения. Осенью вода была неспокойной, и именно в это время у нас был московский завоз продуктов. Волна поднималась высоко и разбивала корабли и баржи. Бутылки плавали повсюду, продукты. Я помню, как мой брат на корыте доплыл до магазина, чтобы купить хлеб. Вот как много было воды! А сейчас пустыня. Есть фильм документальный «Рыбаки Арала». Снят был во времена моей молодости. Его снимали в Муйнаке, когда было это наводнение. В нашем музее должен быть этот фильм.

А чем в основном тут местные жители занимаются?

— Ничем не занимаемся. Практически вся молодежь уехала в Казахстан. Остались в основном старики и дети маленькие. Живем на пенсию.

Там вдалеке мы видели береговую линию. Это Арал, правильно я понимаю?

— Это уже не Арал. Это озеро Сарбаст. Там пока еще есть рыба, наши местные ловят.

Как вы думаете, почему вода ушла?

— Не знаю, почему и из-за чего. Вода начала уходить на глазах. С начала 60-х годов. А уже примерно к 66 году море практически исчезло.

Как-то изменился климат? Наблюдается ли ухудшение здоровья населения?

— Постоянные пыльные бури. Много людей с заболеваниями легких. Страдают почки. Раньше ни у кого не было проблем с почками, а сейчас повально у каждого второго. Суставы, кожные заболевания. Нам доказывают, что эта соль безвредная, но мы видим результат. Очень много онкозаболеваний. Давление у людей повышенное. Сердечно-сосудистые заболевания.

Кто-нибудь занимается вашими проблемами? Вам уделяют внимание местные власти? Приезжают правительственные комиссии?

— Раньше долгое время молчали о проблеме. Сейчас к нам начали поворачиваться лицом. Президент проявляет заинтересованность. Этот сегодняшний фестиваль направлен на сбор средств для поддержки нас и восстановления Арала. Поживем — увидим. 

Долгожданные минуты фестиваля в разгаре. Зрители, погруженные в звуки, танцуют
Нодира

Участница

Кроме музыки, праздника и костров, остались очень яркие воспоминания: американец, который с легкой подачи самаркандских блогеров закидывался насваем, дорога на попутках из Муйнака в Нукус, посещение самого странного мавзолея, что я видела.

Мегакрутой фестиваль, прекрасные диджеи со всех стран и несколько тысяч участников. Организаторы сделали невозможное: три фуры техники, распределение звука на открытом воздухе, колоссальные проблемы с логистикой, учитывая место проведения фестиваля и сопутствующие сложности с ним. Сюда приехали наши соотечественники из разных уголков нашей страны. Были американцы, итальянцы, эстонцы, россияне. Здесь можно было встретить всевозможных блогеров, любителей музыки, фотографов, дизайнеров, музыкантов. Участники разбили палаточный городок, размещались в юртах, домах местных жителей. Кроме музыки, праздника и костров, остались очень яркие воспоминания: американец, который с легкой подачи самаркандских блогеров закидывался насваем, дорога на попутках из Муйнака в Нукус, посещение самого странного мавзолея, что я видела. Он находится близ Нукуса. Мавзолей Миздакхан до проникновения ислама был храмом зороастрийцев, и в нем проходили ритуальные службы. Существует придание, что в Миздакхане находится могила Адама.

Кстати, многие местные жители почему-то подумали, что приедут Хулио Иглесиас, а аккомпанировать ему будет Ванесса Мэй. Я думаю, что таких фестивалей должно быть как можно больше. Причем не только музыкальных, но и на разные темы и в разных локациях Узбекистана. Узбекистан должен стать главной столицей фестивалей во всей Центральной Азии. 

Рахим Калыбаев

Фотограф

Можно было подойти к любой компании, и все были дружелюбны. Угощали чем могли. Чувствовалось некое единение с окружающими тебя людьми, природой. 

Все проходило довольно хорошо и организованно. Организация нашего приезда и отъезда была на высоте. Музыка началась ровно в 6. Сначала было что-то спокойное, потом музыка и ритм ускорились, толпа задвигалась. Впечатления очень хорошие, там очень крутые пейзажи, дружелюбные люди и хорошая музыка. Разочаровало то, что музыка была до 1—1.30. Мы не ожидали, что будет так холодно. Запомнилась и сама поездка, 15 часов до Нукуса с очень красивыми видами и несколько часов до Муйнака. При подъезде к Нукусу перед глазами простирается восхитительная пустыня. Еще ночью все разводили костры. Можно было подойти к любой компании и все были очень дружелюбными. Нас угощали чем могли. Чувствовалось некое единение с окружающими тебя людьми, природой. Одним словом, идея очень крутая и хотелось бы побольше таких фестивалей. 

В Муйнаке мало развлечений, некуда сходить, кроме как в местные кафе и рестораны. Задушевные разговоры у костра - самый популярный досуг среди здешней молодежи

Организаторы хотели бы и дальше развивать культуру фестивалей в Узбекистане. Для этого необходим финансовый фундамент. По слухам, в 2019 году "Стихия" накроет озеро Айдаркуль.


Фото: Рахим Калыбаев

Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями