Детальный обзор: Что не так с сюжетом о школьной форме?

Комментарии автора сюжета Шерзода Кудратходжаева, замхокима, председателя совета при МНО, ученицы 110 школы и одного из родителей.

Среди общественности не утихает дискуссия, разгоревшаяся вокруг сюжета о школьной форме в столичных школах, который был показан накануне на телеканале «Узбекистан 24». Сюжет из выпуска программы «Международного пресс-клуба», посвященного проблеме дресс-кода в образовательных учреждениях, вызвал бурю возмущения со стороны не только родителей, учеников и педагогов, но и обычных граждан. О первой реакции общественности в социальных сетях вы можете прочитать здесь.

Напомним, в небольшом ролике журналисты подвергли критике учеников 110 и 50 школ за слишком короткие юбки, яркий макияж, неподобающие прически, пользование мобильным телефоном. Учителя также подверглись критике за то, что, по мнению журналистов данного сюжета, подают неправильный пример ученикам своим неподобающим внешним видом.

Редакция Citizen получила комментария непосредственных участников дискуссии, взяв интервью у одного из авторов сюжета председателя Международного пресс-клуба, председателя экспертно-аналитического совета при Министерстве народного образования, заместителя хокима города Ташкента по социальным вопросам, а также у одной из учениц школы и родителя ученицы 110 школы.

В первую очередь мы связались с автором передачи, Шерзодом Кудратходжаевым, который является председателем Международного пресс-клуба, а также ректором Университета журналистики. Именно пресс-клубом был снят и показан репортаж, который транслировался телеканалом "Узбекистан 24". 

Комментарии Шерзода Кудратходжаева приведены полностью и без изменений. Просим читателей набраться терпения и прочитать его полностью.  

шерзод кудратходжаев

Председатель Международного пресс-клуба, снявшего данный репортаж

В вопросе школьной формы и дресс-кода, мы должны найти золотую середину между ультра-современным и ультра-религиозным. Через это прошли многие развитые страны. Мы никак не можем перешагнуть этот барьер.

 

Citizen: Что вы думаете о резонансном репортаже? Как вы можете прокомментировать ситуацию и объяснить причины возмущения общественности?

Ш. Кудратходжаев: Это был не репортаж. И речь не идет о репортаже. Я хочу, чтобы все посмотрели передачу целиком, которая длится больше часа. Вы можете найти эту передачу на ресурсе allplay. В рамках обсуждаемой темы о школьной форме на площадке «Международного Пресс-клуба» был продемонстрирован сюжет о том, в чем и как приходят наши дети в школу. До этого мы показали, какую форму носят в Гарварде, в Кембридже, в школах Кореи и Японии. Почему-то никто не обратил на это внимания. И мы решили показать и сравнить ситуацию в ташкентских школах. Проблема комплексная: родители не соблюдают правила дорожного движения, каждый паркуется там, где хочет. Некоторые родители свое чадо довозят буквально до дверей и мешают окружающим. Почему-то никто не задумывается, что людям дискомфортно около этой школы. Все акцентировали внимание, что у кого-то открыты коленки. Но ведь речь основная шла о том, чтобы сделать в школах единый дресс-код. Я не говорю, чтобы мерили линейкой сантиметры юбки. Это, на мой взгляд, неправильно. Но, как говорила Хилари Клинтон во время своей президентской кампании, я не помню дословно, «Давайте приходить в учебные заведение не для того, чтобы одеваться или красоваться, а учиться». В большинстве ташкентских школ можно увидеть как одна часть приходит в коротких мини-юбках, другая в религиозных одеяниях. Плюс нужно отнести тот факт, что дети приходят с дорогими телефонами, с дорогими часами и одеждой. Не каждый может позволить себе все это. Понимаете, кто сегодня пишет в фейсбуке, это 2-3-5 тысяч человек, которые могут себе это позволить. Но ведь они не весь Узбекистан. Дети в школах не должны себя чувствовать уязвимыми по религиозному признаку, по социальному, по гендерному. В одном колледже я увидел девушку, на которой была юбка. Но это сложно назвать юбкой. Это был просто материал, который справа налево захлестан и у девушки все видно. Она садится, встает, бегает. Все открыто. При чем тут маънавият. Это общая человеческая культура и правила хорошего тона, которые распространяются не только на Узбекистан, но и на Японию, Корею, Сингапур, в той же Европе.

Сегодняшнюю ситуацию с формой я считаю недопустимым моментом. На этом сошлись многие, кто был в студии. В вопросе школьной формы и дресс-кода, мы должны найти золотую середину между ультра-современным и ультра-религиозным. Через это прошли многие развитые страны. Мы никак не можем перешагнуть этот барьер. Наше общество зациклилось. Родители, когда покупают форму для своих детей, должны давать себе отчет в том, что в школе есть сверстники, достигшие уже половозрелого возраста с повышенным гормональным фоном. И многие из уже повзрослевших учеников могут видеть сцену, как учительница в мини-юбке наклоняется перед ними. Эта сцена вызовет больше ненужных настроений, чем стремление к учебе.

Пресс-клуб не равнодушен к проблемам нашего общества, потому что в отечественной системе образования существует огромное количество других проблем. Нас тоже волнует проблемы ветхого состояние некоторых школ, преимущественно в регионах. К примеру, министр народного образования Шерзод Шерматов сказал, что в Самарканде около 100 школ, которые не обеспечены питьевой водой. Во многих школах протекает крыша, не имеются компьютеры, необходимые принадлежности, не хватает квалифицированных специалистов, особенно химиков,физиков. Государство выделило около триллиона сум на развитие школ. В прежние годы сумма исчислялась в миллиарды сумов. Но наш народ зациклен на вопросах формы. Поэтому мы организовали на нашей площадке «Международного пресс-клуба» дискуссию, на которую пригласили глав министерств народного образования и высшего образования. К тому же, в наш экспертной совет входили психологи, педагоги, дизайнеры одежды и представители родительского комитета. Это была не сколько позиция пресс-клуба, это была позиция и руководителей отрасли в тот день.

— А кто выступал автором и редактором этого сюжета?

—  Сюжет является короткой вводной часть проблемы школьной формы. Автором и ведущим «Международного пресс-клуба» являюсь я. Этот сюжет наша коллективная работа.

— Давайте отдалимся от темы школьной формы, о которой говорится в данном сюжете и поговорим о журналистской этике, как журналисты, и о роли уважения законов, прав и свобод личности и какое место эти принципы занимают в нашей профессии. В  ролике присутствуют моменты, когда журналист дает оценку внешнему виду учеников и учителей, прическам и толкает зрителя к принятию своего видения. Как вы считаете, является ли этичным и законным демонстрация несовершеннолетних детей в сюжетах,с критикой их внешнего вида без согласия родителей? Или вы все-таки получали согласие?

— Понимаете, государство тратит триллионы на содержание школ, на зарплату учителей. И речь не идет о частном лице. Я не подхожу к девушке на улице и не говорю вот какая у нее юбка. Речь идет о учительнице, а она является госслужащей. Она работает в государственной школе, а не в частной. И поэтому на ней должен быть соответствующий наряд. Например, в других странах мира, особенно в азиатских, даже у учителей есть своя форма. Но мы пока к этому не пришли. Если начнут ее вводить, поднимется писк и вой, что в Узбекистане нет демократии. Вы посмотрите какой на ней был наряд. Если мы говорим о законе, то мы должны уважать его. Мы должны понимать, что наша страна все-таки восточная. В Узбекистане чтят и уважают старших и при этом старшие уважают молодое поколение. В короткой юбке ходить перед подрастающим поколением тоже неправильно. Помимо законов у нас есть законы этики, эстетики, которые распространяются и их должны знать преподаватели. Я сам тоже преподаватель и я не помню такого случая, чтобы я вошел в аудиторию в шортах. Чтобы я был без галстука. Когда подрастающий половозрелый ученик видит учительницу в плотно облегающей одежде, у него похоть на уме.

— Возвращаясь к теме законов. В статье 6 закона «О защите профессиональной деятельности журналиста» говорится, что при осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права и свободы, честь и достоинство личности. Как вы думаете, в данном сюжете присутствует факт нарушения прав и свобод граждан?

— Когда мы говорили об общественной проблеме, мы не ущемили ничьи права. Мы не сказали, кто это учительница, не назвали ее фамилии. Там не было личного оскорбления. Вопрос стоял, как сегодня выглядит учитель и ученик. Я не считаю, что это ущемление чьих-то прав.

— Вы помните, как в апреле этого года на одном из отечественных каналов был показан репортаж, в котором молодой человек в общественных местах искал целующихся парочек и снимал их на скрытую камеру? Как вы считаете мы можем сравнить этот репортаж о парочках и ваш сюжет о школьной форме как с точки зрения соблюдения журналистской этики, так и с точки зрения законов? В обеих случаях мы можем говорить о вмешательстве в личную жизнь? Или это совершенно разные случаи?

 Когда человек приходит на государственную службу это не его личная жизнь. Когда он приходит в школу и преподает это не его личная жизнь. Личная жизнь это на улице, в парке, дома. К примеру в общественных местах запрещено курить. Когда я вижу, что кто-то курит в общественных местах, в местах большого скопления людей, мне это не нравится. Но когда человек приходит в государственную школу и перед ним 30-40 людей, это не частная жизнь. Это общественная школа, это государственная школа. 

—  А что вы скажете по поводу детей?

— Еще раз повторюсь, в школу приходят учиться. Люди приходят за знаниями, получают их. При том хорошие знания. В мире очень большая конкуренция. И очень хочется, чтобы Узбекистан стал очень прогрессивной страной, в которой наше молодое поколение получало бы прекрасное образование и становились в будущем прекрасными кадрами. 

Недавно при Министерстве народного образования был создан экспертно-аналитический совет, который возглавила Хилола Сулейманова. Она также согласилась прокомментировать данную ситуацию нашему изданию.

Хилола Сулейманова

Председатель экспертно-аналитического совета при Министерстве народного образования

Я считаю, что каждый ребенок имеет право носить ту одежду, в которой чувствует себя комфортно и которую родители могут позволить себе купить. Да, нужен дресс-код. Но, на мой взгляд, в данном репортаже все дети одеты прилично. Все преподаватели тоже одеты подобающе. Не стоит раздувать из мухи слона.

Журналисты и телевидение повели себя непрофессионально. На наш взгляд, это посягательство на честь и достоинство личности детей и учителей. Они нарушили ряд законодательных актов, начиная с Конституции, в том числе статья 6 закона «О защите профессиональной деятельности журналиста». При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права и свободы, честь и достоинство личности», и Конвенцию о правах ребенка, статью 16. 

Журналисты не получали разрешения от родителей, от МНО на съемку детей. Возможно, если родители подадут в суд на журналистов, те начнут понимать, что законы нужно соблюдать. Я как председатель Экспертно-аналитического совета призываю журналистов соблюдать права детей и в целом законодательство. Журналистам необходимо освещать более серьезные проблемы. Школьная форма — это второстепенный вопрос. Я лично против формы. Я считаю, что каждый ребенок имеет право носить ту одежду, в которой чувствует себя комфортно и которую родители могут позволить себе купить. Да, нужен дресс-код. Но, на мой взгляд, в данном репортаже все дети одеты прилично. Все преподаватели тоже одеты подобающе. Не стоит делать из мухи слона.

Скорее всего, родители и учителя могут засудить журналистов. По статье 13 Закона Республики Узбекистан «О принципах и гарантиях свободы информации» не допускается сбор, хранение, обработка, распространение и использование информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей тайну частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме случаев, установленных законодательством. Запрещается использование информации о физических лицах в целях причинения им материального ущерба и морального вреда, а также воспрепятствования в реализации их прав, свобод и законных интересов. Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности. Статья 46-1. Нарушение неприкосновенности частной жизни. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия влечет наложение штрафа от десяти до сорока минимальных размеров заработной платы.

Мы также связались с матерью одной из учениц столичной школы номер 110. Напомним, что сюжет был снят в 110 и 50 школах.

Белла Сабирова

Мать ученицы из 110 школы

Учителя идут работать в школу за маленькую зарплату и им дарят знания сегодняшней молодежи, которая далеко не простая. Зачем на учителей указывать пальцем? Нет, чтобы поддержать этих людей, этих учителей, молодых причем, и их показывают на всю страну и их как-то пытаются опорочить. За что?

  

Citizen: Сколько лет вашей дочери и в каком она классе учится? Она присутствовала в сюжете?

Б. Сабирова: Моей дочери 16 лет, она в 10 классе. Нет, она не принимала участия в этом.

— Что вы думаете об этом сюжете?

— Вы знаете, конечно, это просто какая-то дурь, на мой взгляд, - больше никак я назвать это не могу. Люди ходят нормально в школу, идет учебный процесс, в школе миллион других проблем, касаемо учебного процесса, остро ощущается дефицит специалистов. Зачем показывать учителей в коротких платьях, которые вовсе не короткие и совершенно не вызывающие? Учителя идут работать в школу за маленькую зарплату и им дарят знания сегодняшней молодежи, которая далеко не простая. Зачем на учителей указывать пальцем? Нет, чтобы поддержать этих людей, этих учителей, молодых причем, и их показывают на всю страну и их как-то пытаются опорочить. За что?

Я, честно говоря, вообще не посещаю школу, это моя принципиальная позиция. Я считаю, что мои дети вполне способны понять, что до них доносят, и я абсолютно уверена в их порядочности: они придут и расскажут мне все, как есть. Поэтому я не посещаю никаких собраний и никаких вот этих вот сборов. Я уверена как-то в своих детях. За 10 лет никаких проблем не было.


Старшеклассница 110 школы, которая пожелала ответить на наши вопросы анонимно. Интервью было взято с разрешения матери ученицы. 

N.N.

Старшеклассница из 110 школы

Нам говорили, что у нашего классного руководителя уберут премию за то, что у некоторых девочек юбка чуть выше колен.


Citizen: Учеников и учителей предупреждали, что приедут журналисты?

— Никто нас не предупреждал, да и самих журналистов многие классы не видели.

— А последовала какая-нибудь реакция со стороны преподавателей, директора после визита журналистов? 

— Началась кабинетная система. К нам часто начали заходить проверяющие, завучи и сам директор. Нам говорили, что у нашего классного руководителя уберут премию за то, что у некоторых девочек юбка чуть выше колен. Нас не собирали. Лишь заходили в класс и говорили, чтобы все были в форме.

— А вы узнали кого-нибудь из преподавателей, кто были на кадрах?

— Нет. В этом году появилось довольно много новых преподавателей.

— Вы узнали кого-нибудь из учеников, которых показали в сюжете? Может, среди них есть ваши друзья? Знакомые?

— Друзья моих одноклассников есть на кадрах, но я с ними не общаюсь.

— Вы не знаете, как отреагировали запечатленные в этом сюжете ученики после выхода данного ролика?

— Нет, но завучи точно хорошо отреагировали. К нам зашла вчера проверка. Сказали, чтобы девочки у которых короткая юбка, поменяли ее в течении часа. Хотя у многих они не были короткими. Лишь немного выше колена. Некоторые ученики начали рисовать смешные мемы (мем - информация в интернете в формате текста, картинки, символов, носящая юмористический или остроумный характер - прим.ред.) на счет длины юбки.


Мемы учеников одной из школ, в которой снимались репортажи

Также мы взяли комментарии у заместителя хокима города Ташкента, отвечающего за образовательные учреждения.

Элбек Шукуров

заместитель хокима Ташкента по вопросам молодежной политики, социального развития и духовно-просветительской работе

На мой взгляд, в первую очередь должны соблюдаться права людей с точки зрения законодательства.

В Узбекистане прописаны нормы по школьной форме, и, действительно, порой встречается несоответствие этим нормам. При этом, если кто-то не соблюдает их, всегда можно провести разъяснительные работы, вместо того, чтобы выставлять в телеэфире кадры с лицами учеников.

В данном случае можно было скрыть или замазать лица детей, так как существуют определенные нормы этики.

Важно отметить, что неправильно винить в данной ситуации все телевидение. Есть ответственные за сюжет репортеры и редактора, выпускающие передачи в эфир.

На мой взгляд, в первую очередь должны соблюдаться права людей с точки зрения законодательства.

Напомним, что вчера Министр народного образования Шерзод Шерматов в интервью корреспонденту Citizen прокомментировал данный репортаж словами: "Мы все должны работать в рамках законодательства".

Сегодня Шерзод Шерматов выпустил официальный комментарий на своей Facebook-странице

"В самом начале деятельности в Министерстве народного образования мы уже говорили, что есть масса других более важных проблем, чем форма. Но к сожалению, до сих пор, многие только этим и отвлекаются.

Кроме того, когда мы все стараемся всячески поддерживать авторитет учителей, я считаю, что было неправильным переходит от вопроса формы учеников к одежде учителя. И так сейчас сложно найти высококвалифицированных учителей.

Тем более по этике, когда показывают кого-то в негативном плане по телевидению не по их согласию, необходимо закрывать лицо, чтобы их нельзя было узнать. Публичное унижение личности нельзя допускать в цивилизованном обществе, в особенности детей!

Надеюсь в будущем уважаемые журналисты будут учитывать такие важные моменты".


Международный пресс-клуб является некоммерческой организацией, зарегистрированной 7 апреля 2017 года.

Одним из приоритетных направлений деятельности организации заявлено создание открытого и активного диалога между представителями правительственных организаций, чиновников, журналистов и общественности для обсуждения происходящих в стране изменений и событий.

Глава Международного пресс-клуба — Шерзод Кудратхожаев, возглавивший недавно созданный Университет журналистики и массовых коммуникаций.

Круглосуточный национальный информационно-аналитический телерадиоканал «O‘zbekiston 24» («Узбекистан 24») начал вещание 24 июля 2017 года.

Канал, созданный по инициативе Президента Шавката Мирзиеева, обещал работать открыто, оперативно и объективно, поднимая злободневные проблемы и служа главному зрителю — народу.


Не упустите самое важное! Подпишитесь на наш телеграм-канал!

Поделитесь с друзьями