Краткая история туризма в Узбекистане (не совсем)

Как появился туризм, кто создал и сохранил туристический потенциал Узбекистана и как получилось, что в отрасли до сих пор есть проблемы.

 «Си��изен» начинает тему месяца, посвященную туризму в Узбекистане. Кажется, сейчас самое время — на подходе туристический сезон, со всех сторон пробиваются реформы, и даже государственная риторика о том, что в этой сфере все хорошо, постепенно отходит в прошлое.

В этом месяце мы поговорим о реальном положении дел и настоящем количестве туристов, разберем вопросы древних памятников и современных государственных организаций, опишем реформы, выделим проблемы и постараемся найти решение. Но для начала, как всегда, расскажем историю.

В этот раз не получится рассказать историю так, как мы делали с образованием, медициной или эмансипацией — туризм в классическом понимании появился здесь не так давно. Поэтому рассмотрим исторические причины, по которым Узбекистан может стать одной из лучших туристических точек на планете, и расскажем, что именно превращает путешествия в туризм. Поехали.


1. Путешественники и постиндустриальное общество

Люди путешествовали всегда. И даже тот факт, что в мире множество рас, а человечество достаточно равномерно расселилось по планете, показывает — всему виной путешествия. Ведь если бы не быстрое размножение и переселение, то первобытные племена еще даже не людей не оказались бы так далеко от Африки — своей исторической родины. Им не пришлось бы добывать шкуры, чтобы согреться, не пришлось бы учиться пользоваться огнем. Не было бы нас.

Намного позже, когда появились государства, путешествовать люди не перестали. В основном это касалось двух вещей — либо торговли, потому что торговцам нужно было передвигаться, либо исследований, потому что людям всегда было интересно что-то новое.

Магеллан со своим первым кругосветным плаванием или Дарвин со своим «Происхождением видов» — все они путешественники, но никак не туристы. Туристом в шутку называют разве что Колумба, которому очень приглянулись новые земли, но это всего лишь нелогичные и не всегда понятные шутки.

Но что значит «туризм»? Это процесс, когда люди просто так и по своему желанию едут в другие места. Чтобы поездка считалась туристической, путешественник не должен думать о заработке — наоборот, в поездке он должен тратить деньги. Например, ваша рабочая поездка в Саудовскую Аравию — это не туризм, а простая рабочая поездка. Ваша экспедиция на необитаемые острова Полинезии — это исследовательская поездка, а не туризм. У вас могут быть разные цели — вылечиться, отдохнуть, вкусно поесть, развлечься или попробовать гнилой сыр — главное, что в поездке вы будете тратить деньги на себя.

Для туризма важны две стороны — сами люди, которые куда-то едут, и инфраструктура, которая поддерживает людей. Другими словами — сфера услуг.

Фернан Магеллан

Поэтому именно такой туризм, каким мы знаем его сейчас, начал появляться только к концу XIX века. Открывались компании, которые отправляли туристов, а также отели и специальные рестораны. В какой-то степени появление современного туризма можно считать за одну из точек, в которых общество переходит от индустриального к постиндустриальному.

Если в индустриальном обществе самое главное — зарабатывать деньги, развивать промышленность и, грубо говоря, строить бизнес, то в постиндустриальном люди начинают тратить заработанные деньги на вещи, которые им не особо нужны. Например, на ночные клубы как средство отдыха или туристические поездки как способ узнать и почувствовать что-то новое. Поэтому основной признак постиндустриального общества — развитие сферы услуг, ведь она развивается только тогда, когда на нее есть спрос. Простая экономика.

Если не смотреть на оздоровительные курорты Чехии или Кавказа, а начать с африканских сафари, то туризму в современном понимании не более полутора сотен лет.


2. Архитектура и Советский Союз

Хотя наша местность и могла быть интересной для западных туристов еще с средних веков, в то время она оказалась слегка недоступной. Во второй половине XIX века Центральную Азию раздирали Российская и Британская империи в своих геополитических интересах. Россия победила, захватила половину региона, а вторую сделала протекторатами. В самой России туризма особо не было, а туристов с запада особо не нашлось.

Возможно, с реформами, усилением парламентской власти и демократизацией ситуация могла бы измениться, и туризм развивался бы уже с середины ХХ века. Но, увы. Начало и середина ХХ века — это две крупные революции, две мировые войны, гражданские противостояния и нищета.

Главное туристическое достояние нашего региона — это не климат, не горы и не деревья. Это все-таки исторические памятники, здания, архитектура и люди, которые с ними связаны. И нам очень повезло с этим в советское время. В первые годы СССР по стране развернули массовые кампании против религии: убивали священников, запрещали людям ходить в церкви. Некоторые здания просто уничтожали. Посмотрите, как это было с первым храмом Христа Спасителя в Москве:

Вот так.

Большинство памятников Узбекистана — религиозные. Древние храмы, мечети, медресе. По очень странному стечению обстоятельств и до сих пор не понятно почему, но их не трогали. Возможно, советское руководство не считало, что исламские памятники могут им помешать. Может быть, они просто боялись их трогать, опасаясь народных волнений. Мы уже писали, как остро отреагировали местные консервативные жители на худжум — женщин, решившихся снять с головы платки, преследовали и убивали.

Как бы то ни было, памятники не трогали. Их забрали у духовенства и перевели на баланс государства (потому что тогда все было на балансе государства). В то же время памятники страдали от явлений более страшных, чем антирелигиозные кампании, — от землетрясений. Мы привыкли видеть Гур Эмир или Регистан красивыми, ровными и достроенными, однако это — достижения ХХ века. А к его началу практически все исторические здания Узбекистана выглядели примерно так, как сейчас выглядит Аксарай Амира Темура в Шахрисабзе. 

Современный вид Аксарая.
Самарканд 100 лет назад. Фото: Сергей Прокудин-Горский // Библиотека Конгресса США

С 20—30-х годов началась постепенная реставрация исторических памятников. В некоторых случаях, как, например, с медресе Улугбека, на это потребовалось несколько десятков лет.

Все эти меры помогали сохранить достояние, но в то время к памятникам все равно относились как к обычным зданиям. Архитекторы рассказывали, что в 60—70-е годы многих из них вывозили в Самарканд делать замеры — перерисовывать архитектурные элементы и собирать из них альбомы. Иногда они ночевали под наполовину разрушенным куполом Биби Ханум, иногда — под открытым небом на площади Регистан. В медресе Тилля-Кари была еще одна интересная деталь. Прямо посередине внутреннего дворика стоял стол, на нем — клетка, а в клетке, как зверь, — старый черно-белый телевизор, который иногда включали.


3. Советские турпрограммы и их наследие

Хоть Советский Союз был страной рабочих, а труд выносили как самое главное в жизни людей, людям все-таки нужен был отдых. Поэтому руководство страны пыталось развивать туризм, правда, делалось это точно так же, как и все остальное.

Туризм развивался по плану, как промышленность и кино. Было ведомство, которое руководило внешним туризмом, было и другое, которое руководило внутренним. Внутри страны перемещаться было легко, попасть сюда из-за рубежа или, наоборот, выехать куда-то — намного сложнее. Разрабатывались маршруты, расставлялись приоритеты. Из 400 туристических маршрутов по стране минимум пять проходили по Узбекистану. И три из них были связаны непосредственно с архитектурой и древними городами.

Но дело не в маршрутах, а в подходе. Единая организация со своими региональными подразделениями по сути оставалась единственным туроператором. Государству принадлежали туристические магазины, гостиницы, транспортные компании. Один указ сверху, решение одного человека или единственная подпись могли решить судьбу целой отрасли, которая обслуживала миллионы людей.

Фото: Сергей Прокудин-Горский // Библиотека Конгресса США
Фото: Hans-Peter Grumpe

Наследие советской туристической системы живет до сих пор.

Главная туристическая организация Узбекистана, Госкомтуризм, пока еще напоминает советские органы власти в отрасли. У комитета достаточно полномочий, а представители бизнеса должны прислушиваться к «рекомендациям» регулятора. Но об этой проблеме мы поговорим позже.


***

Конечно, после 1991 года страна начала меняться — становилась открытой, границы — доступными для иностранцев. И мир постепенно начал узнавать о туристическом потенциале Узбекистана. Местное руководство представляло его возможности, оставалось только понять, как их использовать.

В 1999 году вышел первый в Узбекистане Закон «О туризме». Он, наконец, определил, что такое туризм, кто такие туристы и как нужно со всем этим разбираться в правовом поле. И с этого момента началась настоящая история туризма в стране. Всего 19 лет назад. О том, что было дальше и что происходит сейчас, мы расскажем в следующих материалах. Подписывайтесь на «Ситизен» в Facebook и Telegram, чтобы ничего не пропустить.

Поделитесь с друзьями